11 класс. Стройная гармония слова. Сборник сонетов «Мечта»

  

В 11-м классе учеников следует познакомить с сонетами Станислава Репейника. Уместным будет привести слова французского поэта Буало о том, что «сонет завершенный стоит целой поэмы» и вспомнить, что к старинной за происхождением форме стиха - сонету, уже знаемой учениками, в разные времена обращались Иван Франко, Леся Украинка, Максим Рыльский, Николай Бажан, Андрей Малышко, Дмитрий Павлычко и другие украинские поэты. И неслучайно. Овладение этой формой будто удостоверяло высшую степень мастерства в искусстве стихосложения.

С. Репейник не стал исключением. В венках сонетов «Весна», «Второе крыло», «Мечта» автор, придерживаясь четкой метрической схемы, изображает внутренне состояние лирического героя, пронизанного светлой верой в лучшее будущее, ради которого он не пожалеет сил. А решительности и смелости одолевать препятствия ему хватит.

Победоносным духом, оптимизмом пронизан венок сонетов «Мечта», который был напечатан в 1966 году. Это было время хрущевской оттепели, когда, казалось, свободнее стало дышать, можно было вслух, откровенно, искренне и правдиво высказать свои сокровенные мысли и чувства. В Украине это время было обозначено подъемам национального духа, что нашло свое отражение в творчестве «шестидесятников», которым верилось, что страшные времена навеки прошли, и отныне украинский народ испытает лучшей судьбы. Ради этого надо только подняться с колен, выпрямиться в полный рост, расправить грудь, гордо поднять голову - к солнцу, и засевать ниву жизни - для добра.

Мечта (венок сонетов)

  • Я то иду, то плашмя выдираюсь,
  • меня никто не сможет остановить,
  • так как мечтаю я о том счастливом миге,
  • когда затронут пальцы чистых радуг.

Тогда я засмеюсь ребенком, радушно, тогда погожий день зазвенит, заколотит в пшеничную медь так, что из могилы встанет седой прадед.

Заиграет спектр, будто струны кобз, в красках вспыхнут века и эпохи, добродетельные, наподпудренные ничуть, без лицемерия и напыщенных бонз...

  • Поднимаю дом - впереди скала...
  • Моя дорога вверх пролегла.

2 Моя дорога вверх пролегла, уже не под силу прозябать по низинам, до крови уже сбиты колени, и сердце почернело, будто кагла.

  • Конечно, не песчинка я малая,
  • не сникший муравей... я - человек...
  • У человека же всегда выпростанная спина,
  • а глаза - сияние брызг из-под весла.

Я иду. Вокруг чащи, утесы. Ровняю ямы, разбиваю скалы, чтобы простелились здесь пути веселые... Душа цветет не гаснет мощь руки, -

хотя щеки росяница залила, клубиться над головой мгла.

3 Клубиться над головой мгла... Она, как все на свете, тоже не вечная. Горячие капли ураган встречный остужает на бороздах лба. Работа дух и мускулы дала, она для меня радостная и обычная, любовь свою к ней не одолжил - навеки взял у родного села. Всего испытать выпало в жизни, итак где в чем я умею разбираться. Нигде не видел, чтобы на серебряных блюдах носили зерна счастья золотые пророки в наиболее современных нарядах... И все же меня ждут солнце и радость.

4 И все же меня ждут солнце и радость, к ним тянулись еще в давность. Как их растормошить, я все-таки постигну, мой опыт и покажет и посоветует.

На свете будет лишь тогда порядок, если все поймут истину одну: лелеять весну и передавать лишь добро в наследство. Иначе жить совесть не дает, иначе жить - непростительное преступление. Или хотим того, или не хотим - нам защищать будущее свое. Смущают душу помыслы крылатые, я подчинился их могущественной власти.

5 Я подчинился их могущественной власти, она меня зажала, будто обруч, и на краешке отвесных круч иду под весом дорогой клади.

Отступники, наверное, беспредельно рады, надеются схватить с пустыми руками, и я держусь за рамена туч, я в походе, а не на параде.

Тяжело временами, болезненно мне жалею, что избрал такую дорогу. Тогда совесть кличу на помощь, снова движусь в дали лучезарные.

  • Страстная мечта прибавляет тепла,
  • она проткнула сердце, будто стрела.

 Она протнула сердце, будто стрела, теперь навеки я в ее плену, протяну навстречу жаркие ладони, чтобы силой новой налила,

Дыхаием придеснянского зела... Чтобы думы скакали будто кони, чтобы не дремали вяло, чтобы их зарядами эпоха моя взяла. Наверное, в этом соль жизни - горение, наверное, в этом - крылья ожиданий, суровой радости, непостигнутых страданий и верности знаменам поколения.

Полуду мечта из глаз сняла и взнуздала дух, и повела.

7 И взнуздала дух, и повела в мир широкий через Украину, свою надежду и своего ребенка, в чьей душе ракета и ковыль.

Хотя подставляла ножку судьба злая, вбираю в себя смелость орлиную, я полюбил, прежде всего, человека, где бы не был он, где бы не жил. Тот родным стал мне, кто больше всего лишь совесть чистую и добро поднимает, кто на чужое глаз не косит, ясный лучи в каждый дом несет.

Кто к цели спешит - хотя, может и падал - сквозь стук громов, рев водопадов.

8 Сквозь стук громов, рев водопадов мои деды, родители мои прошли. И не опозорили чести ни пяди.

Лукавство - это самое страшное из снарядов, то злости присущи валы. Кто против него - достойный похвалы, кто против него - искренности не предал.

  • Такие мои деды, мои родители,
  • что через плуг разговаривают с миром,
  •  все время живу по их завещанию, проторяю в неизведанное тропы.
  • Прилипло пол-земли к подошвам, несу в груди молодую любовь.

9 Несу в груди молодую любовь к вчера, завтра - значит к сегодня. На поиски и открытия голодный, сменил на грозы уютный покров.

В глубине веков я нашел неистовую страсть, мысли полноводные, надежды - ожидания благородные... Соединяет с ними нас любви шов. Смотрю назад, чтобы будущее увидеть... Современность - это модерная давность плюс атомно-космическое чудо и верховод постоянная неосмотрительность...

Моя любовь служит этому призраку с ненавистью беспощадной в паре.

10 С ненавистью беспощадной в паре... Только такую любовь я признаю... Если бы жили мы даже в раю, то и там бы попадались негодные.

Не думаю что светлый день мрачу: разве лишь солнце и цветы я имею? И не любил бы землю я свою, когда бы любил только красивое и чары.

  • Тот, кто всему кадит фимиам
  • и усыпляет людям кровь и мозг
  • не умрет, как Карбышев, на диком морозе -
  • сделать это посоветует щедро вам...

И все же станут мягче, побледнеют распри, развеются пасмурные, темные тучи.

11 Развеются пасмурные, темные тучи, земля оденет солнечный венок, будет звенеть громче человека шаг под солнечные взволнованные литавры.

  • Уважительную глупоту уложат, ее властвованию выйдет срок,
  •  гроб запрут в склепе на замок, которого не сорвут тупые удары.

И добрые люди возьмутся за руки, если, конечно, их не предаст толк, и будет незыблемым этот союз, и станут воспоминаниями бывшие мучения...

Будет изобиловать красота полей, дубрав, голубое небо заискрится снова.

12 Голубое небо заискрится снова, так как от деда-прадеда оно голубое, надеждой в светлых душах цветет, почкуется жадностью обнов.

И кое-кто уже свою боязнь поборол, и не закоченел сиднем, он постигает зрением ненасытным ту истину, что век к ней шел. Она болит словно свежая рана, жаль, некому ее перевязать: у одного просто руки не стоят, а другой умеет, и думает - рано...

Я перевязываю... Утихают боли... Засияют лучи на чистом небосклоне.

13 Засияют лучи на чистом небосклоне, туманы захлебнутся в оврагах, счастливый мир крыльями махнет, как птица.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: