Блоковская критика символизма

  

1909-1911 годы редко выделяются как особый этап эволюции Блока. Однако в этот отрезок времени отношения Блока с символистами и его оценка символизма вновь изменяются. В весне 1909г. испытанные поэтом в 1907-1908 гг. подъем, вера в близость революции, стремление к общественной деятельности сменяются апатией чувствам безнадежности борьбы. («Или надо совсем не жить в России, плюнуть в ее пьяную харю, или - изолироваться от унижения - политики, да и «общественности», партийности (....). Пусть вешают, подлецы, и околевают в своих поях - 3 апреля 1909).

Ощущение «непробиваемости» ненавистной поэту реакции, разочарование в известныхему формах «общественности»(прежде всего символистских) и незнание иных ее форм породили новое умонастроение миру реакции, несправедливости и мещанства противопоставима лишь одна ценность красота природы и искусства 13 апреля 1909г. Блок пишет матери о постановке «Трех сестер «: «Это - угол великого русского искусства, один из случайно сохранившихся, каким - то чудом не заплеванных углов моей пакостной, грязной, тупой и кровавой родины». Путешествие по Италии, «обжегшей» Блока искусством, усилило эту мысль: «Я теперь ничего не могу воспринять, кроме искусства, неба и иногда моря(...). Европейская жизнь так же мерзка, как и русская» . «Отсюда убеждение в праве художника служить лишь творчеству: Я считаю теперь себя в праве умыть руки и заняться искусством». Противопоставление реальности искусству:

  • «Лишь в легком челноке искусства
  • от скуки мира уплывешь» - вновь
  • сближает Блока с символизмом. Идеи Блока 1909 - 1911г. существенно
  • отличаются от по ранних.

Теперь Блок говорит не о красоте мистической, небесной («Стихи о Прекрасной Даме»), а о земной красоте: природы, искусства, любви. Апология хаоса, возникшая в годы предшествующие первой русской революции, смыкается пафосом гармонии. Мир для Блока не просто прекрасен - он подобен искусству. Сущность и первооснову мира Блок - в духе романтиков и статьи А.Белого. «Формы искусства»- определяет как «самое совершенное из искусств»- музыку: «Музыка творит мир. Она есть духовное тело мира - мысль(...)». Наиболее совершенное орудие познания мира, самый точный отзвук мировой музыки - искусство: для проникновения в сущность бытия «иных средств, кроме искусства мы пока не имеем». Такое осмысление природы и задач искусства - глубоко символистское. Блок перекликается с ранним Андреем Белым, со всеми «младшими символистами»,особенно с В.Ивановым и даже с Брюсовым. Блок в 1909-1911гг., как и в ранней молодости, наиболее значительным из направлений современного искусства объявляет символизм, противопоставляя его наивному реализму: «Солнце наивного реализма закатилось, осмыслить что бы то ни было вне символизма нельзя. Оттого писатели даже с большими талантами не могут ничего поделать с искусством, если они не крещены «огнем и духом символизма».

В известной статье «О современном состоянии русского символизма» Блок детально описывает историю направления, безоговорочно приписывая к нему и себя. Символизм для Блока - опять школа, хотя всего год или два назад он утверждал, что никакой «школы»нет и не было. Теперь Блок вновь говорит об изначальной пророческой миссии символизма. Несмотря на отразившийся в статье отчетливо символистский характер блоковской «картины мира», она сильно отличается от миропонимания раннего Блока. Один из основных мотивов статьи - преодоление «одиночества», индивидуализма. При сопоставлении взглядов Блока 1909-1911гг. и периоды статей о народе и интеллигенции выявляется любопытнаязакономерность. Общее понимание природы мира, отношение действительности и искусства у Блока остается почти неизмененным. Меняются представления о теме искусства, о способах постижения «миров иных» и земного воплощения идеала. В 1909- 1911гг. понимание темы символизма у Блока одновременно сужается (из него исключается политика, быт) и частично расширяется (входят темы истории, искусства). Так же мы видим, что Блок вновь «вернулся» к символизму, правда оценив его по новому, с другой точки зрения.

К концу 1911г. взгляды Блока Вновь существенно изменяются. Ощущение начавшегося общественного подъема возрождает - отныне не покидающую поэта - уверенность в близости неслыханных перемен: «Были в России «кровь, топор и красный петух» (....), а потом опять будут (...). Есть Россия, которая, вырвавшись из одной революции, жадно смотрит глаза другой, может быть, более страшной». 1 декабря 1912г., работая над драмой. «Роза и Крест», Блок записывает: «Нет, в теперешнем моем состоянии (....) я не умею и не имею права говорить больше, чем о человеческом. Моя тема - совсем не «Крест и Роза»- этим я не овладею, а судьба человеческая». Уже позднее, в 1916г. Блок напишет о поэтике «Розы и Креста»: «Одним из главных моих «вдохновений» была честность, т.е. желание не провраться мистически. Так чтобы все можно было объяснить психологически, «просто».

События идут как в жизни, и если они приобретают иной смысл, символический, значит, я сумел углубиться в них.» Из этого можно сделать вывод, что Блок снова отходит от мистических символов и склонен оценивать действительность с точки зрения реализма. «Человеческое» господствует и в «Розе и Кресте», и в поэмах «Соловьиный сад», и «Возмездие», и в грандиозной «трилогии лирики», под знаком которой Блок стремится осмыслить и оформить все свое поэтическое наследие в трехтомном «Собрании стихотворений». «Трилогия лирики» Блока, как он назвал свое «Собрание стихотворений «- это, конечно, не просто собрание наиболее, с авторской позиции, значимых стихов, создающих картину его пути. Нет, это единое  произведение, где творческий путь осмыслен как история лирического «я», а в ней постоянно подчеркивается «схожесть» с «обычной» историей «совершенного человека», современного мира, России, наконец, человечества. С одной стороны лирический герой, и «ты»в «трилогии»Блока живут «как все»т.е. в их неповторимо личном отражено социально, национально и исторически характерное для жизни всех блоковских современников.

С другой стороны, история «я» и «ты» характерна истории мира в целом а не каких-то отдельных его частей. Блок, осмысливая все свое поэтическое творчество как единый символический текст и воплощая это осмысление в «лирической трилогии», выступает, и как художник, наиболее полно воплотивший задачи, которые лишь теоретически ставил перед собой «реалистический символизм» (Вяч. Иванов). Никто из символистов не смог создать в своей лирики такого грандиозного «мира о пути». Ставил ли подобные задачи символизм в целом? В критике и теоретических работах, особенно 1900-1910-х годов - безусловно да (Особенно Вяч. Иванов). Однако позиция Блока - художника совершенно особая. Не говоря уже о символистической лирике, насквозь пронзенной романтической идеей неповторимости «я», даже проза и драма символизма существенно отличаются и общей «картиной мира», и своим строением от зрелого творчества Блока.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: