Кракий пересказ повести Чехова «Хамелеон»

  

Через базарную площадь идет полицейский надзиратель Очумелов в новой шинели и с узелком в руке. За ним следует рыжий городовой с решетом, доверху наполненным конфискованным крыжовником. На площади никого нет. «Такты кусаться, окаянная?- слышит вдруг Очумелов.- Ребята, не пущай ее! Ныне не велено кусаться!» Слышен собачий визг. Очумелов видит, что из дровяного склада, прыгая на трех ногах и оглядываясь, бежит собака. За собакой бежит, хватая её за задние лапы, человек в ситцевой крахмальной рубашке и расстегнутой жилетке. Начинает собираться толпа зевак, к которой направляется Очумелов. Около ворот склада он видит того самого человека в расстегнутой жилетке - подняв вверх правую руку, он показывает толпе окровавленный палец. В «пострадавшем» Очумелов узнает золотых дел мастера Хрюкина. В центре толпы, растопырив передние ноги и дрожа всем телом, сидит белый борзой щенок с острой мордой и желтым пятном на спине. В его слезящихся глазах выражение тоски и ужаса.

  • Хрюкин обращается к Очумелову: «Вы меня извините, я человек, который работающий... Работа у меня мелкая. Пущай мне заплатят, потому - я этим пальцем, может, неделю не пошевельну...»
  • Очумелов, кашляя и строго шевеля бровями, начинает ругаться и пытается выяснить, чья это собака: «Я ему покажу кузькину мать!.. Елдырин, узнай, чья это собака, и составляй протокол! А собаку истребить надо». «Это, кажись, генерала Жигалова!»- говорит кто-то.
  • Полицейский надзиратель растерян. Дело принимает неприятный для него оборот. «Генерала Жигалова? Гм!.. Сними -ка, Елдырин, с меня пальто... Ужас, как жарко! Ужас, как жарко! Должно полагать, перед дождем... Одного только не понимаю: как она могла тебя укусить?» - обращается Очумелов к Хрюкину.

Кто-то из толпы сообщает, что Хрюкин для смеха тыкал собаке в морду папироской.

В это время городовой глубокомысленно замечает, что собака, скорее всего, не генеральская, так как у генерала всё больше легавые. Очумелов, приободрившись, начинает говорить, что и сам это видит, потому что у генерала собаки дорогие, породистые, а эта - черт знает что! И если Хрюкин пострадал, то он этого не оставит.

Однако городовой вдруг вспоминает, что вроде бы видел такую собаку в генеральском дворе. «Вестимо, генеральская!»- говорит кто-то из толпы.

  • «Гм!.. Надень-ка, брат Елдырин, на меня пальто... Что-то ветром подуло... Знобит... Ты отведешь её к генералу и спросишь там. Скажешь, что я нашел и прислал... И скажи, чтобы её не выпускали на улицу... Она, может быть, дорогая, а ежели каждый свинья будет ей в нос сигаркой тыкать, то долго ли испортить. Собака - нежная тварь... А ты, болван, опусти руку! Нечего свой дурацкий палец выставлять! Сам виноват!..»

На площади появляется генеральский повар, который сообщает веселящейся толпе, что таких собаку генерала нет. Очумелов, быстро сориентировавшись, предлагает истребить собаку. «Это не наша,- продолжает Прохор.- Это генералова брата, что намеднись приехал». «Да разве братец ихний приехали? Владимир Иванович? - спрашивает Очумелов, и все лицо его заливается улыбкой умиления... Ишь ты, господи... Соскучились по братцу... Так это ихияя собачка? Очень рад... Возьми ее... Собачонка ничего себе... Шустрая такая... Цап этого за палец!»

Прохор забирает собаку, а Очумелов грозит Хрюкину, запахивает шинель и продолжает свой путь по базарной площади.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: