Монолог Чацкого «А судьи кто?»

Монолог Чацкого «А судьи кто?» по своему содержанию выходит за рамки той ситуации, в которой он произносится. Речевой ситуацией определяется психологическая мотивированность монолога как «контрудара». Но Чацкий мог бы отбиваться от своих противников и язвительными репликами типа «Дома новы, но предрассудки стары». Монолог «А судьи кто?» по своей идейно-художественной роли «шире», чем ответная развернутая реплика собеседникам: это обличительная речь, направленная не столько против Фамусова и Скалозуба, сколько против всего фамусовского общества, и автору этот монолог необходим для того, чтобы показать полную несовместимость Чацкого не с отдельными лицами этого мира, а со всем консервативным обществом.

Что Чацкого не понимают, это не делает его смешным: его и должны не понимать, поскольку он - один здравомыслящий на 25 глупцов. В этом суть комедии. И монолог «А судьи кто?» рассчитан на читателя, на зрительный зал. Комическая ситуация (реакция Скалозуба на монолог Чацкого) делает смешным не Чацкого, а Скалозуба. Чацкому же мы сочувствуем, вместе с ним переживаем «горе от ума», а это значит, что комедия в данной ситуации переходит в драму.

Комическая ситуация имеет самостоятельное значение. Автор- таким оригинальным способом предупреждает читателя о тех изменениях, которые произошли внутри декабристского движения в последние три года, пока Чацкий путешествовал. Прошло то время, когда красноречивый вольнодумец был душою светского салона. Усилилась реакция, консервативные круги общества атакуют «якобинцев», декабристы теперь со своими вольнолюбивыми речами на балах и раутах не выступают, - они перестраивают деятельность своих обществ по законам конспирации и такие речи, как монолог «А судьи кто?», произносятся только на заседаниях тайных обществ.

А Чацкий, только что вернувшийся из путешествия, не знает об изменениях, совершившихся в декабристском движении, и потому нет ничего удивительного и нелепого в том, что он произносит обличительную речь в гостиной московского барина. Таким образом, сцена эта, как будто не связанная с тем сквозным действием, которое состоит в стремлении Чацкого узнать, почему Софья к нему холодна, на самом деле имеет к нему прямое отношение. Она указывает на общие изменения в жизни русского общества, и в последующих сценах это общее Чацкий увидит в частных, конкретных проявлениях, а в последней - увидит и то «превращение», которое про-; изошло с Софьей, и примет единственно возможное в его положении решение.

« В седьмой сцене Чацкий снова пытается разгадать причины холодности к нему Софьи. Он видит реакцию Софьи на падение с лошади-. Молчалива. Однако и ее обморок, и колкости ее, произносимые в ответ на его внимание к ней, не только ничего не разъяснили Чацкому, но окончательно запутали его. На грубую выходку Софьи, переадресовавшей ему глупый анекдот Скалозуба о княгине Ласовой, Чацкий отвечает спокойно, но еле сдерживая себяь от... негодования:

  • Да-с, это я сейчас явил Моим усерднейшим стараньем,
  • И прысканьем, и оттираньем;
  • Не знаю для кого, но вас я воскресил.

Восьмая сцена впервые проясняет линию поведения Молчалина. Она возвращает нас к той сцене, когда Лиза хохотала, слушая рассказ Софьи о своих ночных свиданиях с Молчаливым. Молчалин объясняется в любви Лизе и уходит. Входит Софья и через Лизу назначает свидание Молчалину. Комедийная ситуация заканчивается словами Лизы, полными насмешки:

  • Ну, люди в здешней стороне!
  • Она к нему, а он ко мне,
  • А   я...   одна   лишь   я   любви   до   смерти   трушу.
  • А как ее полюбить буфетчика Петрушу!

Эта комическая ситуация тоже проясняет авторскую позицию: он не хочет, чтобы мы сочувствовали Софье. Сцена объяснения Молчалина в любви Лизе не случайно поставлена после сцены обморока Софьи; мы очень хорошо помним сердечную боль, испытанную нами вместе с Чацким, когда Софья в ответ на его старания привести ее в чувство позволила себе грубую выходку против него, и потому не можем сочувствовать ей, узнав, что Молчалин любит ее «по должности».

Если до этого мы признавали за Софьей Павловной право любить или не любить Чацкого и в.одинаковой мере сочувствовали и ей, и ему, то теперь наступает  перелом  в  нашем   отношении  к   ней:   мы   не признаем за ней права быть грубой с человеком, любящим ее. Она в наших глазах становится смешной в своем барском высокомерии - Софья и мысли не допускает о том, что Молчалин может не любить ее, ведь своей любовью она «осчастливила» безродного Молчалина.

Так закончился первый этап борьбы Чацкого. Чего он добился? Он понял, что Софья не любит его. Но кого? В этом разобраться не смог. Поэтому он еще раз приедет в дом Фамусова.

 

Если Вам понравилось сочинение на тему: Монолог Чацкого «А судьи кто?», тогда разместите ссылку на произведение в вашей социальной сети или блоге, и поделитесь текстом с друзьями.

Краткий пересказ

Автор: Русский язык и литература

Готовое домашнее задание опубликовано: 25 июня, 2014

Если вам понравилось готовое домашнее задание по литературе по теме: Монолог Чацкого «А судьи кто?», вы можете подписаться на рассылку на почту.

Вы можете опубликовать готовое сочинение у себя на сайте с ссылкой на нас.

Спасибо, что посетили наш сайт Soshinenie.ru.