• Образ «героя» Достоевского

    Безличный летописец Достоевского выполняет аналогичную функцию. «Нейтрализуя» события, развертывающиеся в романе, показывая их с «общей» точки зрения, он дает нам возможность подойти к ним вплотную.
    Иное дело — «герой» Достоевского. Его близость к герою авантюрного романа имеет особый смысл. Поскольку он не «становится», т.е. не живет подлинной жизнью, его индивидуальность сама по себе, в том, что есть в ней общечеловеческого (в смысле общежитейского), нас ничуть не затрагивает, — и как раз в этом его отличие от «становящихся» героев Толстого. С ними вместе я живу. «Героев» Достоевского я созерцаю. Поскольку они сами, при всей исключительной яркости и законченности их художественного воплощения, не живут, ибо не «становятся» во времени, я могу приобщиться к ним только посредством живущего «за них» медиума, обобщенного «я» летописца. Мое, при содействии медиума происходящее, вторжение в роман Достоевского сообщает ему иллюзию жизни, развертывания ее «куска» во времени. Но от одного «героя» Достоевского к другому я перехожу, как Данте переходил от Франчески к Уголино или Фаринате, от Иуды и Брута к Фоме Аквинскому и Бонавентуре. Я слышу одновременно все «голоса», воспринимаю все идеи, каждую в ее конкретном воплощении, с ее собственным «голосом».
    Сколько бы я ни перечитывал «Анну Каренину», мне каждый раз не верится, что героиня его покончит с собой, и каждый раз одинаково жалко ее. Но никакого участия судьба Раскольникова, Настасьи Филипповны, Шатова во мне не вызывает — ибо у них нет судьбы. Я их воспринимаю так же остро, с такой же отчетливостью, как и Анну Каренину, Наташу, Пьера, но — по-иному. Это необходимые, непререкаемые формы их «идей». Функция «героя» Достоевского та же, что функция не «героев», но образов «Божественной комедии», что и евангельской притчи. Кто хоть раз прочел Достоевского, для того, с той поры и навсегда, Гордыня — это Ставрогин, Похоть — это Ф.П. Карамазов, Интеллектуализм — это Ив. Карамазов.
    Художник нередко не отдает себе отчета в своем создании. То, что — в силу необходимости — лишь по частям выходит из его творческой индивидуальности, тем самым не может всецело удовлетворить его. Его творческому взору всегда предносится нечто большее, целиком его самого исчерпывающее. Возможно, что Достоевский сам считал своей неудачей, что он не написал «Жития великого грешника». И все же задаваться вопросом о том, почему он не написал его, в конце концов просто бессмысленно. Ибо это все равно, что спрашивать о том, почему в мироздании не осуществился Хаос. Житие великого грешника было творческим лоном, из которого вышли все романы Достоевского, все вместе это житие, в воспринимающем сознании читателя, образующие.
    Подобно тому как средневековые мистерии слагались в циклы, так и романы Достоевского составляют цикл. Единство вносится здесь читателем, переживающим проблематику Достоевского. В нем его идея в смене ее отдельных воплощений-«геро-ев», — соответствующих диалектическим моментам ее развития, «становится». Таким образом, и не написав невозможного, немыслимого «Жития великого грешника», Достоевский явился, в большей степени, чем кто бы то ни было, автором одной книги. Книги, составляющие одну книгу, которые мы, в силу счастливого филологического недоразумения, называем Библией, — вот с чем, в конечном счете, правильнее всего сопоставить литературное наследие Достоевского.

    Если Вам понравилось сочинение на тему: Образ «героя» Достоевского, тогда разместите ссылку в вашей социальной сети или блоге, а лучше просто нажмите кнопку и поделитесь текстом с друзьями.
          Нравится
  • Краткий пересказ
  • Школьный Отличник – бесплатные сочинения. Материалы имеют оригинальный характер и принадлежат Soshinenie.ru. Готовые темы, планы сочинений. Краткие пересказы, изложения сюжета, диктанты, эссе. Пользование работами бесплатно.