Образ Ярославны в творчестве русских поэтов

  

Есть произведения, судьбу которых можно назвать особой. Они не умирают и на долгие годы, а иногда и на века, сохраняют свою впечатляющую силу и свое художественное обаяние. Они, как монументы, созданные на века, стоят перед нами в своей первозданной красоте, волнуют и чаруют, несмотря на время, отделяющее их от нас. Таким произведением является «Слово о полку Игореве». О нем существует огромная литература. Исследователи самых различных специальностей положили бездну труда на изучение и толкование памятника. Ценность и значение этих работ бесспорны, но все же они не могут заменить читателю непосредственного общения со «Словом», как не может заменить описание или даже фотография памятника архитектуры непосредственного впечатления, которое он производит на зрителя. Сам текст «Слова» говорит о многом: читая его, слышишь голос человека, жившего восемь веков назад, человека умного, страстного, исключительно одаренного, который сумел сказать о своем времени так много и так талантливо, что это находит живой отклик в душе человека XX в., волнует и заставляет сопереживать столь далекие события.

Одним из пленительных образов, созданных автором «Слова» и, может быть, в чем-то особенно близким нам, стал образ Ярославны. О ней самой автор не говорит ничего, он не описывает, не характеризует ее, как других героев своего произведения; он просто сообщает, что она в Путивле рано поутру плачет на городской стене, и приводит далее слова ее плача-причитания. Но этот образ настолько поэтичен и привлекателен, что невольно хочется узнать о ней больше, подробнее представить ее себе. Это и пытались сделать поэты XIX и XX вв. как в переводах «Слова», так и в стихотворениях, написанных по мотивам и под влиянием этого произведения.

Из летописи известно, что Ярославна «Слова» - это вторая жена Игоря, дочь князя Ярослава Осмомысла, которого автор изображает сильным и могучим феодалом. Это он «высоко сидит на своем столе, подперев Угорские горы своими железным! полками, заступив путь королю и затворив Дунаю ворота...». Когда его дочь Евфросинья в 1184 г. вышла замуж за Игоря, у того уже был взрослый сын. Значит она была много моложе мужа, и вряд ли ей было более 20 лет. Поэтому многие поэты наделяют ее эпитетом «молодая». Так, например, характеризует ее Гербе ль, он пишет: «Звучный голос раздается Ярославны молодой...» и дальше: «Ярославна молодая горько плачет пред зарей».

Тот же эпитет использует и современный нам переводчик «Слова» - Николай Алексеевич Заболоцкий: «Ярославна кличет молодая, на стене рыдая городской»,- читаем у него. Поэтесса Вера Звягинцева пытается ввести в образ молодой княгини новые детали:

  • Тихо мерцает серьга голубая,
  • Косам завидует ива любая,
  • Ветви купая в озерной воде...

Косы Ярославны славит и украинский поэт Платон Воронько: «Рассыпались светлые косы на плечи весенним дождем», - пишет он. Платон Воронько подчеркивает, что Ярославна не удерживала мужа, уходящего в поход, несмотря на зловещее предзнаменование. .. Проводив его, она, по словам поэта, «не дошла до светлицы, не села за прялкой резной, - пока не сверкнули зарницы, глядела ты в сумрак ночной». Ярославна грустна, полна печали, она тяжко вздыхает и изливает свою печаль-кручину в горьком плаче-причитании.

Поэты видят в Ярославне типичный образ русской женщины. «Ты такая ясная, простая, ты такая русская в дому», - замечает Александр Прокофьев. Эти чисто русские черты подчеркивает и Звягинцева: она видит Ярославну в ее светлице со слюдяными оконцами и на стене Путивля, куда княгиня выходит легкою стопой, покрыв голову платочком, с которым играет Ветер-Ветрило.

Ярославна вышла замуж за Игоря незадолго до его похода. Ее горе особенно глубоко еще и потому, что после отъезда мужа она осталась одна в чужой для нее обстановке; это заставляет ее чувствовать себя особенно одинокой. Характерно, что автор и рисует ее одну, без окружающих ее боярынь или служанок.

Горе Ярославны красочно описывают все поэты. Она «кличет рыдая» (Заболоцкий), она «горько плачет» (Гербель, Прокофьев), ее звучный голос напоминает стон горлицы или одинокой лесной кукушки. У Звягинцевой Ярославна сама сравнивает себя с «горемычной кукушкой». Тоскуя, стоит она на стене Путивля и «плачет, плачет» (Шевченко). Она плачет о раненом муже-господине, оказавшемся в плену, о его воинах, которые в далекой степи полегли за землю Русскую.

Но «скорбный, бледный лик» Ярославны «светел н вечно юн». Таким видит его Валерий Брюсов, тонким чутьем поэта угадывая в этом образе огромное обобщение. В свое стихотворение «Певцу «Слова» он включает знаменательные и очень точно определяющие значение образа строки:

  • Иль певец безвестный мудрый, тот, что «Слово» спел,
  • Все мечты веков грядущих тайно подсмотрел?
  • Ила русских женщин лики все в тебе слиты?
  • Ты Наташа, ты и Лиза, и Татьяна ты!

Брюсов видит в Ярославне черты лучших русских женщин, образы которых в XIX в. создали великие русские писатели Пушкин, Тургенев, Толстой. Это и цельность ее чувства, ее любви, как у Татьяны и Лизы, это и верность мужу, как у той же Татьяны, и близость к родной природе, которой наделили своих героинь Пушкин и Толстой. Это, наконец, глубокий патриотизм и нежное, отзывчивое сердце, как у Наташи Ростовой, способное остро переживать горе родной земли, полное жалости и сочувствия к тем, кто защищает ее.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: