Сочинения по русской литературе > Сочинения по литературе 8 класс > Описание, повествование, рассуждение у М. Ю. Лермонтова


     
  • Описание, повествование, рассуждение у М. Ю. Лермонтова

    Мы встречаемся с разными модификациями конструкций с многозначными придаточными в речи героев. Эти конструкции появляются, как правило, как мудрые замечания, обобщения, характеризующиеся глубиной. Вера говорит Печорину: «Вы, мужчины, не понимаете наслаждений взора, пожатия руки... а я, клянусь тебе, я, прислушиваясь к твоему голосу, чувствую такое глубокое, странное блаженство, что самые жаркие поцелуи не могут заменить его». Взор, пожатие руки, голос — неявные знаки, они несут подлинные чувства, не сравнимые с внешним их проявлением («жаркие поцелуи»). Последние, в свою очередь, не могут заменить подлинных чувств. Такая же спираль, такой же повтор инициальной части предложения на новом смысловом витке. Обратим внимание на то, что придаточное является многозначным, соединяет в себе значения образа и степени действия, следствия.

    Вот еще одни интересный пример — реплика Печорина перед дуэлью: «—Позвольте! — сказал я: — еще одно условие; так как мы будем драться на смерть, то мы обязаны сделать всё возможное, чтоб это осталось тайною и чтоб секунданты наши не были в ответственности. Согласны ли вы?..». Придаточное имеет значения: атрибутивное, цели, причины. Речь идет о смерти, все это должно остаться тайной, но это только возможное. Смерть человека, даже по дуэльному кодексу, может привести к непредсказуемым последствиям. Мы здесь видим то же самое спиральное развертывание фразы.

    Важно отметить одну особенность. Как правило, в исследуемых спиральных, S-образных конструкциях мы имеем дело с дополнительностью взаимоисключающего, соединением несоединимого, противоположностями и контрастами. Это соответствует отвлеченности лермонтовского языка, метафизическому характеру лермонтовского мышления, которые находятся в несомненной связи с особенностями его миро - и самоощущения.

    В данном случае важную роль играет соотношение «пространство — масса», барочный текст имеет расчленения, вмятины (аччакатуры), сращения, наращения. За счет лингвопластических операций формируются фактурные ячейки текста с участками скопления — разряжения языковой ткани текста. Установка на дискретность, квантование текста, когда в качестве цели ставится выделение слова, сегмента предложения, целого предложения, части текста, приводит к обнажению его фактурных свойств. Графической разработке подвергаются как поэтические, так и прозаические тексты. Все это обеспечивает структурированность восприятия произведения читателем.

    Средства параграфемики, графические средства, участвующие в формировании текста, получают конкретизацию в метаграфемике, то есть конкретном функционировании пара-графических средств в идеостиле автора. НЛ. Шубина в работе «Пунктуация в коммуникативно-прагматическом аспекте и ее место в семиотической системе русского текста» (1999) отмечает: «Текст подчинен автору, но автор в известной степени «подчинен» тексту.

    Выбор языковых средств для выражения задуманного содержания сопровождается, как правило, «муками творчества». Известно, что текст представляет собой единство внешней и внутренней форм. Внешняя форма должна переходить во внутреннюю. Так формируется целостный образ содержания. «При этом языковые средства отбираются и организуются таким образом, чтобы их декодирование в процессе понимания приводило к формированию конкретного и целостного образа содержания, соответствующего замыслу. Совокупность языковых средств вместе с их содержательной стороной, поставленная в соответствие замыслу, составляет внешнюю форму текста. Внешняя форма — это то, что дано непосредственному восприятию. То, что понимается, составляет внутреннюю форму текста».

    Важно отметить «складчатость» текста М. Ю. Лермонтова, которая формируется в поэзии за счет антитетического строения, гармонии с наличием «разрывов», «расколов» между противопоставленными, взаимоисключающими компонентами, наличием «энтимем» — пропусков значимого звена рассуждения («складки подобны энтимемам»). Важным является и «квантование» прозаического текста, когда речь представляет «подъемы» и «спады» — «разрывы», «расколы», обозначенные различными знаками препинания. «Подъемы» маркируются обычно восклицательными, вопросительными знаками, «спады» — тире, многоточиями, которые связаны с фигурой умолчания. В текстах Лермонтова присутствует скопление знаков препинания, характерное для текстов, связанных с повышенным эмоциональным напряжением.

    Присутствует в «Герое нашего времени» и предвосхищение философии экзистенциализма. Исследователь французской литературы трагического гуманизма СИ. Великовский указывает на то, что А. Камю опирался на текст «Героя нашего времени» в работе над повестью «Падение» (1956), в которой представлена исповедь «судьи на покаянии», «лжепророка, вопиющего в пустыне и не желающего из нее выйти»: «Чем яростнее клеймит себя грешник, тем надежнее захлопывается ловушка за его неосторожным слушателем, тем изворотливее сам он оттуда выскальзывает. Убийственно-саркастический облик этой ловчащей и сохраняющей самодовольство в своем падении больной совести, пояснял Камю, ссылаясь на лермонтовское предуведомление к «Герою нашего времени», — «это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии».

    В философии экзистенциализма человек существует до того, как быть (об этом гласит знаменитая формула Ж.-П. Сартра: «Существование предшествует сущности»). Быть, по Сартру, значит выбирать себя посредством свободного принятия обязательств. В характере Печорина мы ощущаем ту «метафизическую тоску», о которой впоследствии говорят экзистенциалисты, когда человек одновременно ощущает и небытие, из которого вышел, и предчувствует неопределенность выбора, который заставит его достигнуть бытия. Интересно и то, что экзистенциальная философия описывает конкретные ситуации, чувство экзистенции в них (страдание, сражение, ошибка, смерть) и одновременно анализирует универсальные черты всякого человеческого существования.

    Мы бы отметили здесь то, что квантование текста, в том числе и графическая фрагментарность текста «Героя нашего времени», способствует как раз раскрытию переживания чувства экзистенции, и М. Ю. Лермонтов постоянно выводит конкретные планы в более обобщенные разные уровни философской рефлексии, пытаясь определить особенности человеческого существования. Это характерно и для антитетичности барокко, соединяющего ощутимое, зримое и обобщенное. Здесь также возникают интенсивностные пороги, «спады» и «подъемы» в процессе осуществления рефлексии.

    Аччакатуры. Ф. Гаспарини.

    Графические провалы, изломанная линия края текста — своеобразный геометрический рисунок стиха, перцептивное поле которого насыщено, так как пауза, молчание, выражающие аффекты горя, гнева сосуществуют с системой перцептов, к числу которых относятся и разные по длине стихи, поддерживаемые усложненным ритмом.

    Таким образом, все элементы текста М. Ю. Лермонтова являются перцептивно обусловленными, чувственно заостренными, что способствует созданию острохарактерной фактуры текста, оказывающей сильное воздействие на читателя, «переживающего» его предметность.

    Если Вам понравилось сочинение на тему: Описание, повествование, рассуждение у М. Ю. Лермонтова, тогда разместите ссылку в вашей социальной сети или блоге, а лучше просто нажмите кнопку и поделитесь текстом с друзьями.
          Нравится
  • Краткий пересказ
  • Школьный Отличник – бесплатные сочинения. Материалы имеют оригинальный характер и принадлежат Soshinenie.ru. Готовые темы, планы сочинений. Краткие пересказы, изложения сюжета, диктанты, эссе. Пользование работами бесплатно.