Послереволюционный антисемитизм

  

В то время как дореволюционная (после французской революции) неприязнь к евреям основывалась на мнении об их отличии от всех остальных людей. Антисемитизм после эмансипации был ответом на попытку евреев войти в общество на равных правах и получить доступ к власти вместо того, чтобы радоваться просто терпимому к себе отношению. В настоящее время, за последний год в мире было убито больше евреев, чем за последние пару десятилетий, констатируют эксперты Центра Вячеслава Моше Кантора при Тель-Авивском университете, ежегодно представляющие доклад об уровне антисемитизма в мире.Сам Вячеслав Моше Кантор говорит,что рост антисемитизма в мире достиг критических масштабов.

До 1791 существовало общепринятое мнение о неполноценности евреев, обычно не сопровождавшееся какой-либо систематической деятельностью, направленной против них. После 1791 предубеждения превратились в идеологию, а лозунги - в политику. Такая эволюция стала возможной, поскольку новые опасения не заменили собой былое презрение; в самом деле, глубоко укоренившееся общее мнение о неполноценности евреев подсказывало, что они не способны пользоваться равными с другими правами.

Такая реакция на попытки евреев добиться равноправия быстро распространилась из Западной Европы в Восточную. Впервые эта позиция была сформулирована французским аббатом Огюстом Барруэлем, который не только обвинил Французскую революцию в связях с масонством, но в 1820 заявил, что масонами правят евреи. Тезисы Барруэля легли в основу идеи о всемирном еврейском заговоре. Во Франции же впервые начали регулярно выходить антисемитские издания, появлению которых способствовали усиление влияния банковских домов Ротшильда, Перейра и Фульда и их тесная связь с правительством. Пропаганда против евреев исходила не только от антиреволюционных католических консерваторов (типа Виконта де Боналя), но и в гораздо большей степени от антикапиталистически настроенных радикалов, таких как Пьер Жозеф Прудон, Шарль Фурье и его ученик Альфонс Туссенель. Книга Туссенеля «Евреи, короли эпохи» (1847) дала миру формулу, ставшую девизом антисемитов во всем мире: «Смерть паразитам! Война евреям!» Апогеем французской антисемитской литературы, сочетавшей в себе черты антилиберального правого крыла и антикапиталистического левого, стало появление бестселлера Эдуара Дрюмона «Еврейская Франция» ( 1886) и его же газеты «Свободное слово».

Дальше на Востоке, в немецкоязычной Европе, организованный антисемитизм развился позже, во многом из-за более позднего появления общественно-политической сферы как таковой. Тогда как во Франции он был направлен против уже прошедшей эмансипации, то в др. странах - против эмансипации, лишь ожидаемой. Как и во Франции, антисемитизм основывался на унаследованных дореволюционных стереотипах и на страхе перед той экономической и политической властью, которую могли получить равноправные и свободные евреи. Более того, само понятие еврейской эмансипации противоречило немецкой христианской идеологии культурной и даже расовой исключительности; оно было замарано ассоциациями с идеями Французской революции, поскольку некоторые из наиболее выдающихся радикально настроенных политических деятелей 1-й половины 19 в. - Карл Маркс, Генрих Гейне и Людвиг Берне - имели еврейские «корни». Всплеск революций в 1848 сделал антисемитизм общеевропейским явлением. Эмансипация евреев была одной из целей либералов и радикалов, возглавлявших революции. Многие видные революционеры были евреями, что лишь укрепило впечатление о неразрывной связи евреев с демократией и низвержением власти. Помимо этого, появление огромного числа евреев-журналистов стало причиной обличения крайне правыми т. н. еврейской прессы.

Элемент национализма в революциях 1848 явил собой еще один возможный источник конфликта между евреями и неевреями. По отношению к кому в новой, национально разделенной Европе проявят свою лояльность евреи. Некоторые из новых национальных движений, например венгерское, для достижения собственных целей стремились привлекать евреев в свои ряды; другим, например славянским, не нравилось то, что евреи традиционно были связаны с экономической сферой, и поэтому они считали их союзниками господствующих держав, посредниками германской, венгерской или русской власти. В 1848-49 во всей Европе т. н. еврейский вопрос встал на повестку дня общественно-политической жизни. В обсуждениях превалировали 4 темы: политический радикализм евреев, контроль евреев над СМИ, угроза еврейского экономического господства и возможность сокращения культурного и политического разрыва между евреями и неевреями.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: