«Путешествие критики» С. К. Ферельцта

  

Среди тех произведений ранней русской прозы, в которых нашли выражение просветительские идеи и реалистические тенденции, следует назвать одно из «путешествий», которое долгое время оставалось вне поля зрения историков литературы. В 1818 г. в Москве вышла книга под названием: «Путешествие критики, или Письма одного путешественника, описывающего другу своему разные пороки, которых большею частию сам был очевидным свидетелем. Сочинение С. фон-Ф.». Автором книги был С. К- фон Ферельцт, учитель главного народного училища, а затем гимназии во Владимире. Свою книгу он писал в начале века, ив 1810 г. она уже получила цензурное разрешение. Но выход ее из печати задержался, что объясняется, видимо, остротой критики дворянства.

«Путешествие критики» демонстративно направлено против жанра сентиментальных «путешествий» и вообще против сентиментализма. На первых же страницах книги Ферельцт шаг за шагом разоблачает идейную и художественную фальшь подобных сочинений, наводящих на читателя «тягостную дремоту». «Собственный опыт удостоверил» автора, что «не везде резвые ручейки с нежным журчаньем пробегают по камешкам», не везде предстает путешественнику та приукрашенная, идеализированная действительность, которую изображают сентиментальные писатели. Желая «в последний раз испытать верность чувствительных путешествователей», Ферельцт рассчитывает услышать веселые песни земледельцев, работающих в поле, но с сожалением вынужден признать, «что и они веселятся, занимаясь трудною работою, в одном воображении писателей, известных в публике под именем чувствительных».

Так литературная тема перерастает в общественную. Автор критикует не только искусство, но и идеологию сентиментализма: «Весело чувствительному празднолюбцу смотреть на работающих: каково-то работать?» Однако дело не в труде самом по себе. Дело в том, что земледельцы трудятся на праздных людей. Ферельцт прибегает к знакомой прогрессивным писателям аналогии: русское крепостничество и рабовладение (вспомним «Негра» В. В. Попугаева). Положение крестьян вызывает глубокое сострадание путешественника. Но он не знает, какими средствами можно «отвратить от них несчастие».

Антидворянская направленность сочинения автора-разночинца проявляется в смелой критике помещиков. Об одном из них крестьяне рассказывают: «Десять лет, как мы ему достались в руки; десять лет он гнет нас страшными налогами, десять лет сосет нашу кровь. Работаем и день и ночь - а все на него. Он же последний кусок ото рту отнимает у нас».

В художественном отношении и это произведение связано с процессом становления русского реализма. Отвергнув сентиментальную манеру изображения природы, автор выражает желание: «Пусть сама природа напечатлевает образ свой на сердце моем». Путешественник стремится описывать то, что он видел. Его персонажи - реальные люди, скрытые под инициалами. Но в этой «фактографичности» была и слабая сторона «Путешествия критики» - недостаточность типизации образов и картин.

Реально-бытовая проза начала XIX в. наряду с прозой Н. М. Карамзина стала заметным явлением в истории русской литературы. Своими последующими успехами русские прозаики в известной мере обязаны ранним опытам реально-бытового романа и повести. В. Т. Нарежный с достаточным основанием может быть признан одним из ближайших предшественников Н. В. Гоголя. Однако, как уже говорилось, ранние русские прозаики еще не стали реалистами в полном смысле слова. С непоследовательностью их демократизма была связана и непоследовательность их художественного метода. Типизация у А. Е. Измайлова и В. Т. Нарежного носит довольно абстрактный, схематический характер. Отрицательным персонажам, которым авторы дают фамилии, прямо указывающие на их порочность (Негодяев, Головорезов), резко противопоставлены добродетельные герои, почти лишенные живой плоти и крови, носители идеалов автора. Не получили достаточного художественного обобщения щедро, иногда с излишним натурализмом нарисованные картины быта и нравов. Все это довершается дидактизмом, чувствующимся в изображении характеров и событий.

Художественный метод русских прозаиков начала века может быть определен как натурализм в его «восходящей» стадии, т. е. в его движении к реализму. Такой натурализм в отличие от натурализма конца XIX в. был здоровым в своей основе явлением и сыграл положительную роль в процессе становления русского реализма.

Натурализм характеризует и стилистическую манеру Измайлова, Нарежного, Ферельцта, противопоставивших изысканной, жеманной прозе эпигонов Карамзина свой простой, иногда грубоватый язык, в котором нередко встречаются просторечные слова и выражения.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: