Сценарий спектакля «Собор Парижской Богоматери» По мотивам романа В. Гюго

  

Цель:   разработать сценарий спектакля школьного театра по мотивам романа В. Гюго.

Ход урока.

Предисловие к проекту.

Эпическое полотно этого произведения побуждало к продолжительным размышлениям. Как сценически передать сюжет романа, масштабное разнообразие характеров персонажей?

Целью проекта было акцентировать внимание зрителей на образе Собора как основного композиционного элемента, проследить жизнь и судьбы главных героев.

Составляя сценарий, мы решили ввести образ автора, который создает роман на глазах у зрителя. Ведь присутствие автора всегда ощущается в произведении. Это дает также возможность сохранить те фрагменты текста, без которых он потерял бы целостность.

Были также объединены сцены, которые происходят в разные периоды времени. Цель такого объединения - не только сэкономить время, но и ограничить количество действующих лиц, сохраняя при этом сюжетную линию.

Надеемся, что спектакль по нашему сценарию поможет зрителям постичь, что милосердие порождает признательность и благородную душу, а ненависть превращает человека в зверя... Что во времена средневековья красота, искренняя душа и милосердие были обречены на гибель.

Собор Парижской Богоматери

(трагедия в двух действиях по мотивам романа Виктора Гюго).

Действующие лица.

Виктор Гюго, автор романа, выдающийся французский писатель. Клод Фролло, 36-летний архидьякон Собора Парижской Богоматери. Квазимодо, 20-летний горбун, безобразный звонарь Собора Парижской Богоматери. Феб де Шатопер, молодой капитан королевских стрелков. Эсмеральда, юная цыганка. Агнеса ля Герм и др...

Действие І Явление І.

Сцена затемнена. На заднем плане виднеются очертания фасада и балюстрады Собора Парижской Богоматери. Впереди собора, но немного по правую сторону, видны изображения позорного столба и виселицы. Слева - изображение фасадов и крыш домов горожан. В одном из домов есть отверстие, в котором прорезано окно. Дело на переднем плане находится стол времен 30-х годов XIX столетия, на нем - чернила, перо, свечка.

Звучат удары звонов. Слева к столу в лучах прожектора подходит человек. Это писатель Виктор Гюго.

Гюго. Эти удары символические: с них начнется новый отсчет времени работы над романом, который я назвал «Собор Парижской Богоматери». Несколько лет тому назад, обследуя Собор Парижской Богоматери, я нашел в темном закоулке одной из башен написанное на стене слово: «фатум». (Луч прожектора освещает надпись на изображении собора). Фатальный смысл этих греческих букв, начерченных человеком средневековья, поразил меня. Это слово и породило мою книгу. Я спрашивал себя, чья страдающая душа оставила во главе давней церкви этот стигмат преступлений или несчастья? Сегодня, в дни июльской революции 1830 года, я, Виктор Гюго, возвращаюсь в Париж времен позднего средневековья, к моим соотечественникам, которые жили в конце XV столетия, такого же бурного, как и столетие XIX (садится за стол, пишет).

Звучит органная партита № 221 Й. С. Баха. На фоне музыки слышен голос Гюго.

Гюго. Большие сооружения, как и высокие горы - творение веков. К их числу принадлежит и величественная памятка архитектуры - Собор Парижской Богоматери. Эта главная церковь, церковь-праматерь, среди старинных церквей Парижа является чем-то на манер химеры: у нее голова одной церкви, конечности - второй, торс - третьей, и что-то общее со всеми...

Во время монолога лучи прожектора освещают задний план сцены, на котором воспроизведен Собор Парижской Богоматери.

Гюго. Утром воскресенья 1467 года в этом необыкновенном храме нашли странное дитя...

Слышен плач ребенка. В левому углу сцены прожектор освещает группу людей, которая склонилась над яслями собора. Среди них - вдовы Агнесса ля Герм, Жанна де ла Тарм и Гошера ла Виолет, госпожа Алоиза Гонделорье с дочерью, маленькой шестилетней девочкой по имени имя Флер-де-Лес.

Агнесса (рассматривая крохотное создание, которое лежит в яслях). Что это такое, сестрица?

Жанна. Какое отвратительное создание! Что только с нами будет, если начали появляться на мир подобные дети!

Агнесса. Я мало разбираюсь в грудных детях, но убеждена, что на этого и смотреть грех.

Жанна. Это совсем не грудной ребенок, Агнесса.

Гошера. Это полуобезьяна.

Жанна. Он просто отвратительный урод!

Госпожа Алоиза (с отвращением). Я думала, сюда кладут только детей!

Гошера. Голава втянутая в плечи, позвоночник дугой, грудная клетка выпуклая, ноги кривые.

Жанна. Этому маленькому чудовищу четыре года!

К женщинам подходит королевский протонотариус.

Протонотариус. Подкидыш?! И найденный, наверное, на берегу Флегетона.

Все (объясняя наперебой). У него только один глаз, а второй закрыт бородавкой. Протонотариус. Это не бородавка, а яйцо, которое включает в себя такого же самого демона, а в нем еще одно маленькое яйцо...

Все (изумленно и встревоженно). А откуда Вам это известно?!

Протонотариус. Я знаю это истинно!

Гошера. Господин Протонотариус, как вы думаете, что предвещает этот притворный подкидыш?

Протонотариус. Большую беду!

Жанна (испуганно вскрикивает). О боже мой! И без этого в прошлом году была сильная чума!

Агнесса. По моему мнению, для парижского простого люда значительно лучше было бы, если бы этого маленького колдуна бросили не в ясли, а на вязанку хвороста. Протонотариус. Это было бы рассудительно.

К ним подходит молодой священник Клод Фролло. Он молча отстраняет толпу, и протягивает над дитятей руки.

Клод. Я усыновлю этот ребенка (завертывает дитя в сутану и идет).

Жанна. Я же вам давно говорила, что этот молодой иерей, Клод Фролло - чернокнижник.

Выходят.

Яв. II.

Освещение.

Гюго. Действительно, Клод Фролло был личностью необыкновенной. По своему происхождению он принадлежал к одной из тех семей среднего круга, которые назывались именитыми горожанами или мелкими дворянами. Когда Клод был еще маленьким, родители назначили его для духовного чина. Его научили читать по-латыни и воспитали в нем привычку опускать глаза вниз и говорить тихим голосом. Клод был печальным, тихим, серьезным, старательно учился и быстро приобретал знания. Ученость и строгая жизнь быстро прославили его. Клод Фролло стал архидьяконом Собора Парижской Богоматери. Однако среди народа, как это нередко бывало в те давние времена, его слава принесла ему репутацию чернокнижника. Именно этот Клод Фролло, пораженный видом несчастного подкидыша, пожалел маленького урода.

Звучит музыкальный фрагмент из симфонического произведения «Carlito Way» Патрика Доули. Виктор Гюго выходит.

Свет прожектора поднимается на уровень колокольни собора на заднем плане сцены. Звучит музыка, лейтмотив Квазимодо. Вверху, за балюстрадой собора, появляется звонарь.

Квазимодо (на фоне музыки). Мой спасатель окрестил меня и назвал Квазимодо, по-латыни — «почти» (с горечью). Действительно, я «почти» человек. Одноглазый горбун. Я вырос в стенах собора и стал его звонарем. Он заменил мне не только людей, но и весь мир. Только звоны собора иногда делают меня счастливым.

Слышен перезвон. Внизу, на переднем плане сцены появляется Клод Фролло.

Клод. Есть на свете еще и человеческое существо, которому ты, Квазимодо,  предан не меньше, чем собор. Человек, который спас и вырастил тебя. Это я, Клод Фролло. Причина простая: я подобрал тебя, я научил тебя говорить, читать и писать. Именно я сделал тебя звонарем Собора Парижской Богоматери.

Звучит мелодия старинной песни испанских цыган в исполнении ансамбля средневековой музыки «ensamle Micrologus». Освещение с Клода перемещается вправо и освещает юную цыганку Эсмеральду, которая танцует с бубном. Два дополнительных луча прожекторов освещают Квазимодо и Клода, которые наблюдают за танцем девушки. Квазимодо затаил дыхание: он очарован девичьей красотой и магией танца. Клод напряжен, медленно движется вдоль стены собора. Луч прожектора перемещается за ним. Танец заканчивается, слышны аплодисменты (они звучат где-то из-за кулис). Девушка замирает в реверансе.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: