Своеобразие английского «женского» романа – Бронте «Джен Эйр»

  

Наиболее характерными признаками «женских» текстов считались автобиографичность, сюжет («история молодой девушки») и тематика («борьба женщины со своим сердцем»). Как уже отмечалось, критики различной ориентации нередко рассматривали романы английских писательниц с диаметрально противоположных позиций в зависимости от принятой системы ценностей, но в одном они были единодушны: такой сюжет и такая тематика типологически соотносимы лишь с произведениями женского пера. Основное внимание привлекали эпизоды, соответствовавшие данной установке. Так, в рецензии на роман «Джейн Эйр» Дружинин рассматривал торнфилдскую часть романа не только как центральную, но и как единственно значимую, поскольку именно здесь семнадцатилетняя воспитанница ловудского института сходится наконец лицом к лицу с действительностью. Как известно, в Торнфилде Джейн встречает Рочестера и именно там завязывается любовная интрига, составлявшая, по мнению критика, основное содержание и смысл жизни героини.  

Героиня Бронте, естественно, оказалась более приемлемой для русской критики, чем героиня Элиот, поскольку она больше соответствовала доминировавшему представлению о «женщине страдающей», ждущей или ищущей своего избавителя. Ее страдания не только более очевидны, но и вполне типичны с точки зрения мужского дискурса: это прежде всего страдания любовные, «борьба женщины со своим сердцем». Все усилия героини в конечном счете направлены на разрешение любовной коллизии. Мужчина выступает и как источник страданий, и, что значительно важнее, как избавитель; счастливый брак героя и героини - реальный или воображаемый - должен вознаградить ее за долготерпение. Разумеется, это не совпадало с авторским замыслом, но именно так «прочитывались» романы Бронте русской критикой и такое понимание предлагалось общественности.

Центральное место в творчестве Шарлотты Бронте занимает роман "Джен Эйр" (Jane Eyre, 1847). В нем писательница выступает пламенной защитницей женского равноправия, пока еще не политического (избирательных прав для женщин не требовали даже чартисты), но равенства женщины с мужчиной в семье и в трудовой деятельности. Общий подъем чартистского движения в 40-е годы выдвинул среди других важных проблем современности и вопрос о бесправном положении женщины. Не будучи официальной участницей борьбы за женскую эмансипацию и даже отрицая в письмах феминистские тенденции своего творчества, Шарлотта Бронте избегла многих отрицательных сторон феминизма, но до конца осталась верна прогрессивному и несомненному для нее принципу равенств полов.   

В решении женского вопроса, как и в литературном творчестве, Бронте сближалась со своей любимой писательницей Жорж Санд, которая в 40-е годы пришла к выводу, что спасение для женщины - не только в праве на свободу и равенство в любви, но и в упорном самостоятельном труде. Подобно Жорж Санд, Ш Бронте не отделяет судьбу и борьбу женщины от судьбы неимущих, угнетенных классов: ее героиня подвергается обидам и унижениям, прежде всего потому, что она бедна. В душе Джен Эйр живет стихийный протест против социального угнетения. Еще в детстве Джен открыто восстает против своей богатой лицемерной тетки и ее грубых, избалованных детей.

Став воспитанницей сиротского приюта, она в беседе с Элен Бернс высказывает мысль о необходимости сопротивления. "Когда нас бьют без причины, мы должны отвечать ударом на удар - иначе и быть не может - притом с такой силой, чтобы навсегда отучить людей бить нас!"  Этот дух протеста и независимости ни на минуту не покидает Джен Эйр и придает ее образу живое обаяние; он определяет многочисленные конфликты, в которые она вступает с окружающей ее средой.

Самое объяснение Джен в любви принимает характер смелой декларации о равенстве: "Или вы думаете, что я автомат, бесчувственная машина?.. У меня такая же душа, как у вас, и безусловно такое же сердце!.. Я говорю с вами сейчас, презрев обычай и условности и даже отбросив все земное!".  

На вершине счастья, будучи невестой любимого человека, Джен Эйр сохраняет самообладание и трезвость. Она стоит на страже не только своей чести, но и своей независимости. Ее пугает опасность превращения в рабыню, в игрушку мужа. Джен Эйр отвергает роскошные подарки жениха, упорно напоминает ему о том, что она бедна и некрасива, и продолжает выполнять обязанности гувернантки. Гордая в самой скромности, она свято дорожит своим личным человеческим достоинством. Жажда самостоятельного честного труда и независимости - одна из самых привлекательных черт героини.  

Интересно проследить, как стихийное возмущение против лицемерного буржуазного мира заставляет иногда Бронте, верующую дочь священника, восставать против мертвящей морали англиканской церкви. Наиболее отталкивающий образ в романе - священник Брокльхерст, попечитель приюта и, в сущности, истязатель девочек-сирот в Ловудской школе. Рисуя этот образ, Бронте прибегает к сознательному заострению отрицательных черт, к приемам гротеска.  

Другой представитель духовенства, Сент-Джон, вызывает у читателя не меньшее отвращение, хотя Бронте часто упоминает об идеально правильных чертах его лица, о его внешне безукоризненном поведении. Это педант и фанатик, приносящий все живые чувства и человеческие отношения в жертву своему воображаемому "религиозному долгу".  

Душевная черствость Сент-Джона сочетается с крайним лицемерием. Он предлагает Джен Эйр брак без любви и совместную миссионерскую деятельность в Индии, прикрываясь фразами о высшем христианском долге. Но для него это лишь способ приобрести покорную и безропотную подругу, в этом сказывается проявление сухого эгоистического расчета. Недаром Джен Эйр отвечает ему гневной отповедью. Она говорит, что презирает и его самого и его любовь. Противопоставление бескорыстного и пылкого чувства Рочестера лицемерным и ханжеским рассуждениям миссионера, разоблачение тупого фанатизма и бессердечия в образе Сент-Джона говорят о большой смелости и честности Шарлотты Бронте. Но писательница не в состоянии преодолеть полностью своих религиозных иллюзий и несколько идеализирует "призвание" миссионера. Образ Сеит-Джона противоречив.   

В романе "Джен Эйр" критика жестокого и лицемерного буржуазно-аристократического общества звучит с полной силой. Поистине страшны картины Ловудского приюта, где девочек-сирот воспитывают самыми бесчеловечными методами. Эта система воспитания приводит к тому, что наиболее слабые дети погибают; так погибает кроткая, одаренная Элен Бернс. Более выносливым и крепким внушают дух покорности и ханжеского смирения.  Правдиво показано бессилие благородной и умной мисс Темпль, которая лишь считается начальницей приюта, но вынуждена терпеть издевательства богатых попечителей над ее ученицами.

Так Бронте раскрывает бесправное положение интеллигенции.  С едкой иронией Бронте рисует светское общество, собравшееся в замке мистера Рочестера, жестокость, эгоизм и внутреннюю пустоту аристократки Бланш Ингрэм, охотящейся за богатым женихом, и ей подобных. Буржуазное семейство Рид обрисовано скупыми штрихами, но с суровой и беспощадной правдивостью. История главного героя, Рочестера, носит резко разоблачительный характер. Это трагическая история человека, сначала ставшего жертвой гнусной торговой сделки между двумя богатыми семьями, а потом прикованного на всю жизнь к душевнобольной женщине. Шарлотта Бронте выступила здесь против английских законов о семье и браке и тех денежных расчетов, которые разъедают и губят буржуазную семью.  Одиночество человека в мире собственников, полное равнодушие окружающих к его личным достоинствам и переживаниям, остается постоянной темой творчества Бронте. В романе это трагическое ощущение заброшенности и одиночества становится уделом больного, обедневшего и ослепшего Рочестера и самой Джен, покинувшей его замок. Особенно характерны в этом отношении испытания неимущей и никому не нужной Джен, которая, потеряв свои скромные сбережения, скитается без гроша в кармане по большим дорогам; ей приходится ночевать в поле, под стогом сена; никто не впускает ее под кров; она тщетно пытается добыть хотя бы кусок хлеба в обмен на свой шейный платок. В стране, кишащей безработными и бездомными, всякий бедняк возбуждает враждебное подозрение сытых людей и равнодушно обрекается на голодную смерть. Ш Бронте выступает в романе "Джен Эйр" и как тонкий психолог, умеющий раскрыть самые сложные душевные движения, и как незаурядный мастер пейзажа. Она подмечает все характерные черты родного йоркширского ландшафта, порою унылого и хмурого, затканного дождем, порою залитого лунным или солнечным светом.  Одним из основных художественных достоинств романа "Джен Эйр" и залогом его успеха была та сила чувства, которой пронизаны речи и поступки Джен Эйр и Рочестера. Здесь подлинный реализм сочетается с революционно-романтической традицией Байрона и Шелли. Даже передовые английские писатели того времени редко решались на такое смелое изображение страстной любви.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: