Образцы творческих сочинений > Сочинение размышление на заданную тему > Трансформация образов Фауста и Рафаэля в литературе XX столетия


     
  • Трансформация образов Фауста и Рафаэля в литературе XX столетия

    Фауст и Рафаэль стали вечными образами мировой культуры («вечные образы» - условное название художественных типов и характеров, черты которых повторяются на протяжении веков). Войдя в наше сознание как герои трагедии Гете, они давно вышли за ее границы, так как спору между человеком и дьяволом, наверное, никогда не будет решен.

    То, что образы Фауста и Рафаэля и их отношения неоднократно актуализировались в литературе ХІХ-ХХ ст., свидетельствует о важности проблем, которые они олицетворяют: поиски смысла и цели человеческой жизни, содержание и цена счастья, оправдание и непринятие зла, двойственность человеческой натуры. Современные писатели стремятся сказать свое слово относительно дискуссии между дьяволом и человеком, дать современное понимание человеческих возможностей. В литературе последнего столетия известно около 150 модификаций фаустовского сюжета. Фауст XX ст. потерял роль универсального символа и выступил носителем разнообразнейших настроений времени.

    В начале прошлого столетия возникли сомнения в ценности фаустовских поисков. Мировоззренческий кризис, связанный с унынием в величии человеческого ума и воли, вызвал к жизни немало пародий, комедий, эстрадных ревю, анекдотических рассказов: «Конец Фауста» К. Фаррера (1904), «Новый Фауст» Р.-Х. Бартша (1908), «Ксендз Фауст» Т. Мичинского (1911), «Действие и суждение доктора Фаустролля, патафизика» А. Жаре (1911).

    «Веселые поминки» Фауста продолжались на протяжении 40-х годво в новеллах, пьесах, романах П. Бурга, С. Гиньоля, Дж. X. Проутро, П. Мака-Орлана, А. Гершунова. В это время попытки возвратить образу Фауста бывшее величие проявились больше в философии и публицистике, чем в художественной литературе, где появилось лишь несколько незначительных произведений данной тематики (поэма Р. Панвитца «Фауст и Елена», роман Э. Кратумана «Фауст, книга о немецком духе»).

    После Первой мировой войны образ Фауста был принижен и осмеян в английской и американской литературе (фантастико-сатирический рассказ М. Бирбома «Енох Сом» (1919), роман Д.-Б. Кебелла «Юрген, комедия правосудия» (1925). На родине Фауста также возникла литературная оппозиция относительно трактования образа, созданного Гете. В романе Р.-Х. Бартша «Дьявольский замысел» (1923) старик Фауст возникает пасмурным символом прошлого, злопыхательским чернокнижником, который губит своего соперника и антипода Парацельса - символ гуманистического мировоззрения.

    Герой документального романа Клауса Манна «Рафаэль» (1936) - эгоцентрическая личность, которая приспосабливается к нацистскому режиму и постепенно «дьяволизируется». Подобную схему также реализует в своем романе «Фальшивый Фауст» (1973) латышский писатель и композитор Маргер Заринь.

    Русский писатель М. Булгаков в романе «Мастер и Маргарита» (1937-1938) создает положительный образ Фауста, хотя и не называет своего героя этим именем. Мастер - это своеобразный московский Фауст, который, в отличие от Фауста Гете, усматривает смысл человеческого бытия не в деятельности, а в моральном самосовершенствовании. Тем не менее, с героем трагедии «Фауст» Мастера связывает немало общих черт: любознательная мысль, неудовольствие достигнутым, стремление заглянуть за кулисы внешнего бытия и ощутить свое единство с «макрокосмом».

    Рафаэль у Булгакова превращается в Воланда. Вместе с изменением имени происходит трансформация и характера героя. Воланд совсем не злой, он говорит о людях значительно более мягкое, чем Рафаэль Гете, и признает в них наличие милосердия как положительной, сугубо человеческой черты. Булгаков лишает своего героя и тех функций, которые выполнял его прототип в трагедии Гете. Воланд не является движущей силой прогресса в масштабах Вселенной, он выполняет лишь карающую миссию на Земле. Сила, которую он воплощает, действует выборочно и осмысленно.

    Герой драматической поэмы Поля Валере «Мой Фауст» (1938-1945) - человек, всем удовлетворенный. Фауст Валере ни к чему не стремиться, он лишь старается овладеть искусством изолированного существования в обществе. Роль движущей силы автор отводит не Рафаэлю, а художественному творчеству.

    В пьесе С. Алешина «Рафаэль» (1942) речь идет о реализации сверхчеловеческих стремлений Фауста. Одной из главных его добродетелей и конечной целью жизни является человечность. Это соблазняет даже дьявола, и он меняет свое бессмертие на тепло земной любви.

    В философско-публицистической драме И. Сельвинского «Читая Фауста» (1947) действие происходит в Берлине в мае 1945 года. Воплощением фаустовского влечения к знаниям в пьесе есть немецкий ученый-физик Норден. Считая, что миром правит зло, он решает не бороться с ним, а служить ему, и подписывает соглашение с нацистским генералом. Норден изобретает атомную бомбу. Ученый наслаждается смелой игрой собственного ума, нисколько не интересуясь следствиями своего открытия. Однако благодаря вмешательству коммуниста Вагнера бумаги с разработками атомной бомбы сгорают в камине. Аналогичное решение предлагает в философско-символичной трагедии «Фауст и смерть» (1960) украинский писатель О. Левада. Автор подает то самое распределение образов, одну и ту же ситуацию противостояния эгоистического цинизма и живой души.

    Образ Фауста, созданный писателями первой половины XX ст., большей частью противоположный гетевскому. Герой становится символом разнообразнейших человеческих недостатков. Моральный спектр образа довольно широкий: от носителя абсолютного зла или добра к приспособлению к определенному политическому режиму. Такая тенденция, безусловно, приводила к измельчению образа.

    После Второй мировой войны многочисленные образы Фауста стали носителями мысли о спокойном существовании человека как воплощение земного счастья. Среди них герои французского фильма Р. Клера и А. Салакруа «Красота дьявола» (1950), кукольной пьесы Г. Эйслера «Ганс Фауст» (1952), драмы Э. Борроу «Джон Фауст» (1957), новеллы Э. Бинга «Возвращение доктора Фауста» (1959), сентиментально-утопического романа Дж. Керуака «Доктор Заке Фауст, часть третья» (1959). Можно назвать также персонажей комедии А. Ричардса «К завтрашнему утру, Фауст!» (1961), моралите Л. Даррелла «Ирландский Фауст» (1963), сатирического романа Н. Элина и В. Кашаева «Ошибка Рафаэля» (1984).

    Итак, появляется целое поколение «домашних» Фаустов и Рафаэлей, которым присущи ограниченность, будничное сознание и рутинный образ жизни. Все эти образы лишены главной черты характера героя Гете - чувства беспокойства и неудовлетворенности.

    В 70-е годы XX ст. в мировой литературе создается «христианизированный» образ Фауста, который проходит путь чуть ли непризнанного апостола общей общности, мира и братства.

    В комедии П. Гринари «Проклятие Рафаэля» (1968) Фауст сознательно уничтожает землю атомной бомбой. Преисполненный презрения к человеческому роду, он убежден в ошибочности его создания и желает открыть новую страницу истории человечества.

    В пьесе австрийского драматурга К. Бекси (Бегичи) «Фауст в Москве» (1963) Фауст выступает в роли посланца императора Рудольфа II к Ивану Грозному. Он напрасно старается заключить соглашение между Россией и Священной Римской империей.

    Немного отдельно стоит в западной фаустиане роман Р. Уоллеса «Фауст-57» (1957), в котором ученый жертвует собой: продает душу дьяволу, чтобы найти формулу общего человеческого счастья, и роман итальянского писателя Э. Балате «Католическая невеста» (1968), где Фауст становится врачом-психиатром. Он влюбляется в свою юную пациентку, но не в силах ее вылечить. В этом произведении Фауст больше похож на романтического героя, жертву собственных чувств.

    Определенная модификация образа характерна для писателей восточноевропейских стран. Румынский литератор В. Ефтилис написал драму «Доктор Фауст» (1957). Ее герой начинает свое существование во времена Данте, а заканчивает в эпоху Леонардо да Винчи. Фауст становится наставником Рафаэля и заставляет его покаяться во всех совершенных грехах, а носителем зла выступает инквизитор Джироламо Савонарола. Подобную художественную концепцию имеет и драма Ф. Брауна «Ганс Фауст» (1968) и роман венгерского писателя Л. Дюрко «Счастливое путешествие доктора Фауста в ад» (1979).

    В конце XX ст. внимание литераторов привлекла проблема сосуществования Фауста и Рафаэля в одной душе. Именно об этом речь идет в романе В. Орлова «Альтист Данилов» (1980). Роман представляет собой коллаж из мотивов и образов произведений Й. В. Гете, Э. Т. Гофмана, Т. Манна, М. Булгакова. В нем утверждается мысль о том, что освобождение от зла и дьявольской зависимости предоставляет талантливому человеку творческого вдохновения.

    Трагическая тональность отмечает поэтический цикл Ю. Левитанского «Письма к Екатерине, или Прогулки с Фаустом» (1981). Автор цикла изображает Фауста дегероизированной эпохи - утомленного и разочарованного.

    Страницы: 1 2

    Если Вам понравилось сочинение на тему: Трансформация образов Фауста и Рафаэля в литературе XX столетия, тогда разместите ссылку в вашей социальной сети или блоге, а лучше просто нажмите кнопку и поделитесь текстом с друзьями.
          Нравится
  • Краткий пересказ
  • Предыдущая публикация:
    Следующая публикация:
    Опубликовано и размещено в Сочинение размышление на заданную тему
  • Школьный Отличник – бесплатные сочинения. Материалы имеют оригинальный характер и принадлежат Soshinenie.ru. Готовые темы, планы сочинений. Краткие пересказы, изложения сюжета, диктанты, эссе. Пользование работами бесплатно.