Значение творчества Крылова для русской литературе

  

Крылов в представлении современников - это только драматург и сатирик в прозе. В «Описании города Санкт-Петербурга» (1793) Георги о нем говорилось так: «Крылов - сочинитель разных сатирических писаний и некоторых комедий. Трудящийся в «Российском Меркурии». Молодой, тогда двадцатичетырехлетний писатель уже добился известности и признания, но не как поэт. Очень немногие из его стихотворений были напечатаны в его собственных журналах, а большинство стихов, написанных после прекращения журнальной деятельности, так и не увидело света при жизни автора. Поэтическая слава, поэтическое имя пришли к Крылову только с успехом его басен. Крылов-поэт в литературном сознании XIX в. и в общественном мнении - это Крылов-баснописец, и потому мы вправе рассматривать его басенное творчество как наиболее полное выражение его поэтической индивидуальности.

Крылов, в сущности, дважды начинал свой дуть в литературе, и во второй раз (в 1806-1807 гг.) ему пришлось действовать в совершенно изменившихся исторических и литературных обстоятельствах. Если в 1770-1780 гг. новые веяния в поэзии и эстетической мысли еще во многих случаях ассимилировались и подчинялись основным художественным принципам русского классицизма, то в 1790-1800-е гг. соотношение сил в литературе коренным образом изменилось. В первой половине 1790-х годов русский сентиментализм в творчестве Карамзина и Дмитриева сказал свое новое слово, а затем стал быстро распространяться вширь, проникая в самые разные жанры и, что особенно было неприемлемо для Крылова, в жанры драматургические. Быстро сложилась школа Карамзина, с которой нельзя уже было не считаться или только снисходительно поощрять, как это делал Державин («Пой, Карамзин, и в прозе глас слышен соловьин»). Появление полемической книги А. С. Шишкова («Рассуждение о старом и новом слоге российского языка», 1803) было симптоматично как признание того, что новый слог - это не случайное явление в литературе, а целое направление, с которым Шишков и призывал бороться.

Литературная экспансия сентиментализма (или «нового слога») в начале века распространилась, как мы уже говорили, и на драматургические жанры. И пусть бы это была только слезная драма, осужденная еще Сумароковым, но сентиментализм заявил свои права и на трагедию. Слава Озерова - кульминационный момент наибольших успехов сентиментализма в сфере высоких театральных жанров, которые в сознании эпохи по-прежнему возглавляли литературную табель о рангах. В жанрах сатирических не меньшее значение, чем почин Озерова в трагедии, имело обращение Дмитриева к басне и сознательное превращение этого жанра в некое подобие медитативной лирики. Басня и трагедия были завоеваны сентиментализмом. Казалось, что классицизм вытеснен из главенствующих литературных жанров и ему надо признать себя побежденным или найти в себе самом новые возможности за счет обновления проверенных временем форм и жанров - обновления, в осуществимости которого был единственный путь к новому утверждению себя в литературе.

Литературная борьба этого времени при всей своей остроте включала в себя и усвоение чужих художественных открытий, введение их в собственную систему, переработку и поглощение «чужого опыта», равно и уменье избежать повторения чужих ошибок. Двуединость литературного движения начала века, включавшая в себя и борьбу сентиментализма с классицизмом, и взаимный «обмен» литературным опытом, с наибольшей силой проявилась в творчестве Крылова, избавила ого от литературной односторонности и позволила сказать новое слово не только. в жанре басни, но в русской литературе вообще.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: