Агата Кристи (Agatha Christie) Романы, Повести

  

Изысканной логикой расследования Кристи, можно сказать, искупает два «невыразительных» компонента своих романов. Во-первых, ее не интересует изображение убийства. «Детектив был рассказом с моралью,— вспоминала она в автобиографии.— Как и все, кто писал и читал эти книги, я была против преступника и за невинную жертву... Никому в голову прийти не могло, что наступит время, когда детективы будут читаться из-за описываемых в них сцен насилия, ради получения садистского удовольствия от жестокости ради жестокости...» Заметим в скобках, что русскоязычный читатель во многом избавлен от этого «удовольствия»...

Кристи только констатирует смерть — от пули, кинжала, яда (разнообразие способов применения последнего в ее произведениях — тема отдельного исследования).

Во-вторых, достаточно однообразна (за редким исключением) социальная обстановка, в которой развивается действие,— «фон» романов. Кристи принадлежала к тому слою, который в Англии именуется «upper-middle-class» («выше среднего»), хорошо знала его и, вполне естественно, именно его и изображала в своих произведениях. По степени разработанности деталей быта, нравов, вкусов этого в довольно значительной степени приверженного традициям слоя произведения Кристи можно рассматривать как многократно тиражированный бытовой, нравоописательный роман. Даже когда ее герои плывут на туристском пароходе по Нилу («Убийство на пароходе „Карнак"»; загл. оригинала — «Смерть на Ниле»), по характеру конфликта и пароход мог с тем же успехом плыть по Темзе, и его пассажиры — быть гостями на какой-нибудь вилле в графстве Суссекс... Преступления совершаются, как правило, в довольно замкнутой обстановке, и все причастные к нему обычно связаны друг с другом узами знакомства или родства. А если учесть, что в «тихом омуте» светского общества, куда ни глянь,— в каждом можно подозревать «чёрта» (Кристи весьма заботится об этом), то распутывание таких клубков под силу только таким психологам, как Пуаро или Марпл, прекрасно ориентирующимся в обстановке. Интересно отметить, что Кристи-бытописатель в поисках сюжетов умело использует даже сам интерес к детективу в том самом «верхне-среднем» слое, О котором пишет. И мисс Марпл («Объявлено убийство»), и Пуаро («Каприз») однажды оказываются в ситуации, когда скучающее общество организует «игру в детектив», пользующуюся большим успехом. Другое дело, что злоумышленники, словно начитавшись романов Кристи, под прикрытием «игры» совершают реальные преступления, но тут уж в борьбу с ними вступают бесспорные мастера, а не праздные обыватели

Атмосфера великосветских сплетен и интриг, пропитанная привкусом яда,— неувядаемый источник любопытства; это с блеском использовала писательница. Не чужды такой атмосфере и «главные сыщики» Кристи, напоминающие порой самих участников этих событий. Особенно это касается мисс Марпл — чрезвычайно любознательной старушки из Сент-Мери-Мид, живущей в своем сельском доме и известной полиции как «знаменитый детектив в масштабе деревни» («Происшествие в старом замке»- загл оригинала — «Труп в библиотеке»). Ее основной метод — аналогии с «мелкими деревенскими происшествиями». И тем не менее полиции чаще всего достается «роль Уотсона», когда в действие вступает мисс Марпл. В произведениях с ее участием наиболее ярко проявилась приверженность Кристи к «очерку нравов», и читателю, не знакомому лично с тем, о чем пишет Кристи, предоставляется хорошая возможность увидеть жизнь провинциальной Англии первой половины XX в. Словно в компенсацию тем, кто не слишком любит глубокое погружение в дух викторианской эпохи,' романы с мисс Марпл предлагают особо утонченные детективные загадки, потрясающую изобретательность преступников. Это относится и к названному выше, и к романам «Объявлено убийство», «Отель „Бертрам"».

Из романов «вне серий» в каком-то смысле экспериментальным для Кристи является знаменитый роман «Десять негритят», где инициатор событий, как мистер Шайтана в «Карты на стол», собирает вместе группу людей, имеющих в своем прошлом недоказанные преступления. Но Шайтана поплатился жизнью за свое оригинальное решение, а герой «Негритят» с успехом устраивает мистическое, изощренное наказание для всех гостей своего дома на отрезанном от цивилизации острове Негра, неотвратимую, неизвестно откуда исходящую месть по сценарию детской песенки, текст которой висит в столовой:

    Десять негритят отправились обедать,

    Один поперхнулся, и осталось девять.

    Девять негритят, поев, клевали носом,

    Один не проснулся, и осталось восемь...

Вся палитра человеческих чувств и отношений предстает перед глазами читателя, наблюдающего, как потенциальные жертвы мечутся в поисках выхода и, не найдя его, становятся по очереди жертвами реальными. Девять убийств, одно из которых ложное, и два самоубийства — «норма» Кристи какого-нибудь менее кровожадного десятилетия — итог этого романа, представляющего собой образец чистого романа-загадки. Во внесерийных романах сыщики-профессионалы («Загадка Ситтафорда», «Убить легко») или любители («Почему не позвали Уилби?», «Место назначения неизвестно») явно слабее «основных» героев Кристи, но этого нельзя сказать относительно качества сюжета — всегда остающегося на высоком уровне хитросплетения «ключей» и упрятывания главного из них в самом неожиданном месте.

Неизменно сильна Кристи в желании и умении передать зрительный образ места, обстановки (в меньшей степени — людей), где происходит действие. В этом нет стремления к изысканности, наоборот, она подчеркивает обыденность, традиционность всего — от пейзажа до предметов сервировки стола. Важно отметить и такое не часто встречающееся качество в детективе, как выразительность языка, большую смысловую нагрузку диалогов. У Кристи редко встретишь необязательные разговоры, которые ведут герои, дабы заполнить паузы в действии или «оживить» детективную схему.

В ее произведениях все рассчитано очень точно, недаром многие из них послужили основой для сценических постановок и кинофильмов. Кристи написала 17 пьес, две из них переведены на русский язык. Показательно, что в основе и «Мышеловки», и «Свидетеля обвинения» — рассказы, и автору не пришлось принципиально ничего менять для сценической интерпретации, настолько полны и содержательны оказались диалоги.

Таким совершенно готовым для сцены можно назвать и рассказ «Коттедж „Соловей"», где разворачивается смертельно опасная игра потенциальной жертвы со своим убийцей, построенная на точном угадывании психологии преступника. Но сама Кристи невысоко ставила «малый жанр», считая, что в детективном рассказе невозможно как следует развернуть настоящую интригу. В ее исполнении это, скорее, логические загадки, и тем не менее только Эркюлю Пуаро посвящено несколько сборников («Пуаро расследует», 1924, «Подвиги Геракла», 1947), в которых, конечно, нет напряжения ее лучших романов, но и халтуры тоже нет. Перечисляя все достоинства Агаты Кристи, надо сказать, наконец, что ее всемирная популярность объяснима не только мастерством конструирования «головоломок» и детективного расследования, но и тем, что даже в самых ее «разоблачительных» произведениях не могут остаться незамеченными явная доброта и жалость к людям.

А эти чувства идут напрямую к сердцу — пока «серые клеточки» трудятся над очередной загадкой «старушки Агаты».

Издания произведений А. Кристи

    Берег удачи/Пер. Н. Озерновой//Звезда.— 1968.— № 9—10.

    Берег удачи: Роман, рассказы.— Красноярск: Стройиздат, 1989.

    Содерж.: Берег удачи/Пер. Н. Озерновой; Убийство на балу Победы/ Пер. И. Романовой; Свидетель обвинения/Пер. Т. Юровой.

    В алфавитном порядке/Пер. Н. Семевской//Дон.— 1966.— № 10—11.

    В 4.50 из Паддингтона/Пер. В. Коткина//Звезда Востока.— 1969.— № 4—6.

    В 4.50 из Паддингтона: Роман, рассказы.— Ростов н/Д.: Кн. изд-во, 1989.

    Содерж.: В 4.50 из Паддингтона/Пер. В. Коткина; Берег удачи/Пер. Н. Озерновой; Необыкновенная кража/Пер. А. Берга и В. Обухова; Тайна египетской гробницы/Пер. В. Коткина; Шутки старых дядюшек/Пер. А. Шарова.

    Вилла «Белый конь»/Пер. Н. Явно//Наука и религия.— 1965.— № 9— 12;//Библиотека приключений.— М., 1966.—Т. 3.

    Восточный экспресс/Пер. Л. Беспаловой//Рудский Я. 95-16.— М., 1967;//Веские доказательства: Антология зарубежного детектива.— М., 1987.— Вып. 1; Владивосток: Кн. изд-во, 1989; пер. также под назв.: Убийство в Восточном экспрессе//Урал.— 1967.— № 1—3.

    Десять негритят/Пер. Л. Беспаловой//Сельская молодежь.— 1965.— № 5—12; Ставрополь: Кн. изд-во, 1989.

    Драма в трех актах/Пер. Ф. Флорич//Звезда Востока.— 1982.— № 6—8.

    Загадка Ситтафорда/Пер. Л. Девель//Наука и религия.— 1986.— № 7—10.

    Загадка Ситтафорда: Романы, пьеса, рассказы.— Л., 1986; Алма-Ата, 1988; Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1988; В 2-х кн.— Алма-Ата, 1988; Алма-Ата, 1989; Нукус, 1989.

    Содерж.: Загадка Ситтафорда; Убийство Роджера Экройда; Отель «Бертрам»; Мышеловка; Свидетель обвинения; Слишком дешевая квартира; Коттедж «Соловей»; Цыганка; Потерянный ключ; Шутки старых дядюшек.

    Загадка Эндхауза/Пер. Е. Коротковой//Вокруг света.— 1965.— № 5— 8;//Михал К. Шаг в сторону. —М., 1965.

    Каприз/Пер. А. Кондратенко//Дон.— 1988.— № 7—9//Чейз Д. Каменные джунгли.— Ростов н/Д., 1989.

    Карты на стол/Пер. В. Коткина//Лит. Азербайджан.— 1969.— № 7—9.

    «М» или «Н»?/Пер. И. Русецкого//Аврора.— 1989.— № 3—5.

    Место назначения неизвестно/Пер. Н. Кузнецова//Неман.— 1970.— № 1—3.

    Месть Нофрет/Пер. Ф. Мендельсона//Азия и Африка сегодня.— 1968.— № 4—12; 1969.— № 1—2. (Сокр. пер. романа «Смерть приходит в конце»).

    Мисс Марпл в Вест-Индии/Пер. С. Барсукова//Ашхабад.— 1988.— № 8—10.

    Миссис Макгинти с жизнью рассталась; Ночная тьма/Пер. М. Загота, Н. Емельянниковой.— М.: Радуга, 1989.

    Краткий пересказ
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Русский язык и литература/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный Отличник