Анджей Збых (Andrzei Zbych)

  

Ряд повестей отличает хорошо закрученная детективная интрига: Клоссу необходимо выяснить, кто есть кто в сложной ситуации, и, в отличие от мирного сыщика, ему грозит в случае неудачи опасность большая, нежели профессиональный конфуз. Впрочем, Клосс непобедим. В нужное время он умеет перехватить инициативу и выполнить свою задачу так, чтобы получить еще и благодарность по службе. Необходимый элемент трагизма перенесен в сериале на окружение Клосса — нет-нет да и приходится авторам жертвовать связными и соратниками неуязвимого капитана.

Конечно, в детективе подобного рода не приходится говорить о психологической глубине образа, философии героя и других компонентах «большой» литературы. Авторы и не ставили себе такой задачи. А ту, что поставили,— выполнили изобретательно и профессионально.

3. Сафьяном и А. Шипульским написан еще один детектив — но уже не «шпионский», а «процедурный» или полицейский — повесть «Слишком много клоунов». Ее герой, инспектор Ольшак, в отличие от многих своих западных коллег, добропорядочный и счастливый семьянин; единственная его житейская слабость — нелюбовь к хорошей, красивой одежде. Его сыщицкий «конек» — интуиция и пристрастие к интенсивному общению с населением. Ольшак «принадлежал к „ходячим инспекторам"», сказано про него в повести. А расследует он дело, которое с самого начала грозит завалить инспектора множеством не связанных между собой деталей,— здесь и самооговор в ограблении, которого не было, и самоубийство с подозрительными нюансами, и «размножающиеся» игрушки-клоуны, которые появляются в самых неожиданных местах, и связь с заграницей, и торговые махинации... «Нет никаких версий, сплошные сомнения и туманы, факты не увязываются... И вообще следствие развивается помимо его воли»,— сокрушается инспектор Ольшак.

Отличительной чертой повести можно назвать проработанность образов довольно большого числа персонажей, внимание авторов к изображению атмосферы города, в котором происходят события, а самое ценное — совершенно неожиданный финальный поворот сюжета, показывающий, в частности, истинную причину «тумана» в голове следователя.

Ольшак «передал» свою интуицию коллеге, инспектору Станиславу Кортелю,— герою повести «Грабители», написанной одним 3. Сафьяном. Кортель — опытный, с 25-летним стажем, не очень обласканный по службе, но весьма уважаемый профессионал.

«Ему нравилось живое дело, он больше доверял интуиции»; коллеги называют его человеком из девятнадцатого столетия, которому очень бы пошел «жесткий крахмальный воротничок и сюртук в духе английских детективов», а потому обращаются к нему за помощью только тогда, когда появляется что-нибудь «особенно замысловатое».

Таким замысловатым делом оказывается убийство и ограбление на вилле, принадлежащей крупному инженеру-изобретателю. Кортель сталкивается с совершенно нестыкуемыми между собой версиями, которые, вдобавок, осложняются «вставными новеллами» о таинственных крушениях поездов и воспоминаниями о партизанской деятельности героев в годы войны.

Но недаром Кортель слывет мастером. Основной метод его работы — внимательный анализ деталей, которые незаметно «подбрасывает» автор; именно благодаря этому анализу инспектор раскрывает дело, в котором слились три самостоятельных преступления.

Любопытный в плане техники повествования прием использовал автор и в более раннем своем произведении — «Дневник инженера Гейны»: роль рассказчика отведена некоему журналисту, который оказался в компании своих знакомых, где и произошло убийство хозяина дома. Следствие ведет инспектор Володко, приятель журналиста и человек весьма немногословный- Журналист, в отличие от него, очень разговорчив, а к тому же знает многое о прошлом большинства персонажей, связанном с какими-то тайнами в подпольном движении на территории Польши в годы немецкой оккупации. Но в плане расследования ему очень далеко до героев Агаты Кристи. «В голове у меня царил ужасающий хаос. Я безнадежно пытался разобраться в этом лабиринте человеческих драм и страстей, которые привели Гейну к смерти»,— признается он. Время от времени инспектор «просвещает» приятеля, но парадоксальный финал оставляет в некотором замешательстве: кажется, тайны прошлого, которые хотели бы скрыть некоторые участники этой истории, оказались существеннее, чем установление истины.

3. Сафьян известен также как автор нескольких романов об истории Польши конца тридцатых — сороковых годов. В одном из них — «Ничейная земля» — довольно заметна детективная линия. Действие романа относится к последним годам правления Пилсудского. В центре его — символичная фигура молодого конформиста, лишенного каких бы то ни было моральных принципов, а одной из «движущих пружин» действия, резонирующей с главной линией, представлена история абсурдного, намеренно отклоняющегося от поиска истины расследования убийства капитана Юрыся — бывшего аса военной разведки и провокатора, который «слишком много

Знал».

А. Шипульскому принадлежит ряд сценариев детективных фильмов; на русский язык они не переведены.

Издания произведений А. Збыха

    Разыскивается группенфюрер Вольф [из цикла «Ставка больше, чем жизнь»]/Пер. М. Черненко//Кодры.— 1977.— № 12; 1978.— № 1.

    Слишком много клоунов/Пер. С. Соколовой//Искатель.— 1971.— № 3;//Мир «Искателя».— М., 1973.

    Ставка больше жизни/Пер. Е. Вайсброта//Подвиг.— М., 1969.—Т. 2.

    Ставка больше, чем жизнь: Сценарий, статьи/Пер. М. Черненко.— М.: Искусство, 1973.

    Ставка больше, чем жизнь: Повести/Пер. В. Головчанского.— М.: Воениздат, 1981.

    Содерж.: Железный крест. Кафе Росе. Двойной Нельсон. Операция

    «Дубовый лист». Осада. Разыскивается группенфюрер Вольф.

    Ставка больше, чем жизнь: Повести/Пер. В. Головчанского.— М.: Воениздат, 1983.

    Содерж.: Предпоследний сеанс. Курьер из Лондона. Совершенно

    Секретно. Пароль. Именем закона. Кузина Эдит. Встреча в замке. 66

    Ставка больше, чем жизнь: Повести/Пер. В. Головчанского.— М.: Воениздат, 1984.

    Содерж.: Второе рождение. Партия в домино. Последний шанс. Провал.

    Ночь в больнице.

    Ставка больше, чем жизнь: Повести/Пер. В. Головчанского.— М.: Воениздат, 1987.

    Содерж.: Вошли все три предыдущих издания.

    Издания произведений 3. Сафьяна

    Грабители/Пер. Г. Борисоглебской //Зарубежный детектив.— М.: Мол. гвардия, 1984; пер. также под назв.: Встречный свет/Пер. Г. Борисоглебской.— М.: Мол. гвардия, 1983.

    Дневник инженера Гейны/Пер. Л. Войтоловской//Москва.— 1966.— № 6—8; пер. также под назв.: Ключ следствия/Пер. Г. Стефановича и В. Тараса//Неман.— 1966.— № 6—8.

    Ничейная земля/Пер. Е. Невякина.— М.: Прогресс, 1979; 1982.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: