Антиномия эпохи в стихотворении «Дума»

  

В стихотворении «Дума» (1838) дается характеристика антиномий эпохи как действительно «нервного узла», в котором сплелись безнадежность и надежды, порыв к деятельности и отчаянное неверие, эмоциональная реакция на происходящее и все расчленяющая рефлексия, иссушающее душу знание о своем времени.

Дума

    Печально я гляжу на наше поколенье!

    Его грядущее — иль пусто, иль темно,

    Меж тем, под бременем познанья и сомненья,

    В бездействии состарится оно.

    Богаты мы, едва из колыбели,

    Ошибками отцов и поздним их умом,

    И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,

    Как пир на празднике чужом.

    К добру и злу постыдно равнодушны,

    В начале поприща мы вянем без борьбы;

    Перед опасностью позорно-малодушны,

    И перед властию — презренные рабы.

    Так тощий плод, до времени созрелый,

    Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,

    Висит между цветов, пришлец осиротелый,

    И час их красоты — его паденья час!

    Мы иссушили ум наукою бесплодной,

    Тая завистливо от ближних и друзей

    Надежды лучшие и голос благородный

    Неверием осмеянных страстей.

    Едва касались мы до чаши наслажденья,

    Но юных сил мы тем не сберегли;

    Из каждой радости, бояся пресыщенья,

    Мы лучший сок навеки извлекли.

    Мечты поэзии, создания искусства

    Восторгом сладостным наш ум не шевелят;

    Мы жадно бережем в груди остаток чувства

    Зарытый скупостью и бесполезный клад.

    И ненавидим мы, и любим мы случайно,

    Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,

    И царствует в душе какой-то холод тайный,

    Когда огонь кипит в крови.

    И предков скучны нам роскошные забавы,

    Их добросовестный, ребяческий разврат;

    И к гробу мы спешим без счастья и без славы,

    Глядя насмешливо назад.

    Толпой угрюмою и скоро позабытой,

    Над миром мы пройдем без шума и следа,

    Не бросивши векам ни мысли плодовитой,

    Ни гением начатого труда.

    И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,

    Потомок оскорбит презрительным стихом,

    Насмешкой горькою обманутого сына

    Над промотавшимся отцом.

    1838

Аналитизм, метафоризм, сознательная языковая ориентированность: гармоническая организация стихотворения основана на сквозном вертикальном повторении антитетично связанных лексических компонентов и как бы репрезентирует кричащие противоречия эпохи («богаты... ошибками отцов», «к добру и злу... равнодушны», «вянем без борьбы», «перед опасностью позорно-малодушны», «перед властию — презренные рабы»), аффективно заостряя их, — все это говорит о том, что «поэтика аффекта» соседствует здесь с «поэтикой порядка», обусловливая патетичность и риторику, характерные для барокко.

А. М. Скабичевский в работе «М. Ю. Лермонтов. Его жизнь и литературная деятельность» (1891) пытался объяснить интеллектуальную энергию М. Ю. Лермонтова, «силу мысли» художника его феноменальной гениальностью: «Вся загадка понимания Лермонтова во всем его объеме и со всеми его особенностями заключается в том, что по самой натуре своей это был вполне гениальный человек. Гениальные же люди прежде всего отличаются от обыкновенных смертных тем, что они никогда не бывают и не могут быть односторонними; в этом и заключается сущность всякой гениальности, в то время как всякая односторонность есть по самому существу своему ограниченность и, следовательно, нечто исключающее гениальность.

Гениальная личность прежде всего совмещает в себе не только положительные, доблестные элементы современности, но и ее недостатки и пороки. Обладая громадными запасами сил, гениальные люди спешат взять от современной им жизни все, что в ней заключается, всем, что в ней есть, насладиться и всем перестрадать. Но этим не ограничивается еще их гениальность: будучи вполне детьми своего века, разделяя с современниками своими все их положительные и отрицательные качества, они выделяются среди них, возвышаются над ними, уходя от всего относительного, преходящего, принадлежащего данному веку и составляющего злобу дня в область необъятного, безотносительного, общенародного или общественного, делающего их творения достоянием многих веков или многих народов, смотря по степени их гениальности и общечеловечности»

Здесь есть мысли, которые впоследствии были высказаны представителями философского критицизма, в частности К. Р. Поппером, который говорил о том, что выдающиеся идеи во все времена у всех народов составляют некий «третий мир» — мир без исследователей, где действительно выкристаллизовываются самые сущностные смысловые структуры и построения, характерные для исследований и произведений разных времен.

Не удивительна поэтому стилевая корреляция в творчестве М. Ю. Лермонтова по принципам барокко, и в первую очередь здесь следует назвать неклассический аналитический антитетичный стиль мышления, который является в его творчестве структурно обозначенным.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: