Авторский замысел сюжета романа «Желтый князь»

  

Кто знает, сколько времен носил бы Василий Барка гору воспоминаний о страшных 1932-1933 гг., если бы во второй раз не пережил «голодные муки». Это уже было в Нью-Йорке, в той небольшой комнатке в дешевом негритянском квартале, где с большими трудностями поселился больной и безработный поэт, который мог себе позволить лишь «одну банку рыбы на два дня» и миску самого дешевого пуэрториканского риса. Вот как он вспоминает о тех временах:

Следовательно, вышло так, что новая голодовка, но не голодная смерть, возобновила весь сбор тех судеб. Знаете, даже если повлечется одна какая-то искра, разожжет огонь в памяти, что был в душевных ранах. Из прошлого все начало выплывать перед моим душевным зрением… Может, без этой пережитой голодовки я бы не смог обновить те фибры, те оттенки ощущения, те худшие переживания в человеческом существе. Волной морской все выбросило наверх. Так что я писал непрерывно 600 страниц. А затем увидел, что-то будет многовато. Я сокращал, вычеркивал, менял высказывания, и так четыре раза те 600 страничек непрестанно изменяемых я переписывал от руки.

Над романом «Желтый князь» Василий Барка работал на протяжении двух лет (1958-1959). То была настойчивый и очень тяжелый труд, потому что сопровождался, кроме физических усилий, глубокими эмоциональными переживаниями. Он хотел как можно точнее, наиболее объективно «увековечить» те страшные для его народа события, рассказать миру болезненную правду о них. В то же время последовательно заботился о том, чтобы из-под пера появлялась не документальная хроника, а художественное, в большой мере обобщающее, философское сочинение-размышление о советской тоталитарной системе, которая уничтожает все светлое на своем пути.

Барка хотел и многочисленные фактические свидетельства, и «туманные чувства», что переполняли его душу, оправить в законченную, доступную широкой общественности романную форму, как это делали американские писатели Е. Хемингуэй, О' Генри, Э. По, у которых он учился.

Обычный читатель воспримет в первую очередь реалистическое изображение трагедии семьи Катранников. Обстоятельно описанные натуралистические сцены в произведении, авторское глубокое проникновение в психику героев никого не оставит равнодушным. Но более подготовленный читатель через символику многих образов, мистические эпизоды задумается над глобальными проблемами, которые нарушает автор.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: