Формирование классицизма в русской литературе

  

Формирование классицизма в русской литературе происходило значительно позже, чем в европейских литературах, но в относительно сходных исторических условиях становления абсолютистского государства. Русские писатели-классицисты исходили из опыта своих зарубежных предшественников. Это, естественно, привело к определенной общности многих сторон эстетики русского классицизма с эстетическими принципами европейского классицизма (французского в первую очередь). Но вместе с тем русский классицизм отличался чертами неповторимого национального своеобразия, среди важнейших причин которого должны быть отмечены следующие.

Во-первых, формирование русского классицизма падает на XVIII век, когда Русское государство, войдя в общеевропейскую орбиту развития, расширяя экономические, культурные и идеологические связи с другими государствами, столкнулось с задачами общеевропейского масштаба. А между XVII веком, когда формировался французский классицизм, и XVIII веком, когда складывался классицизм в России, при определенной общности была и существенная разница, убедительно показанная Г. В. Плехановым: «В эпоху Бэкона и Декарта ход экономического развития обществ Западной Европы сделал особенно ощутительной нужду в увеличении производительных сил. Великие мыслители отозвались па эту общественную нужду тем, что придали философии новое направление, имевшее чрезвычайно благотворное влияние на естественные науки, а через них и на технику. Но рост производительных сил, со своей стороны, значительно повлиял на внутренние отношения передовых европейских обществ. Благодаря ему третье сословие стало играть в жизни этих обществ несравненно более важную роль, чем прежде. А так как этой новой, Гораздо более важной роли его не соответствовали старые общественные отношения, то оно захотело уничтожить их. Это стремление и выразилось в выработке идеологами третьего сословия освободительной философии XVIII века. Польза, которой ожидали от этой новой философии, заключалась уже не в умножении производительных сил, а в таком переустройстве общества, которое соответствовало бы уровню, достигаемому этими силами».

Передовым русским людям пришлось одновременно решать эти задачи. Поэтому закономерным было появление в России Ломоносова, выдающегося ученого, замечательного поэта, философа и идеолога.

Во-вторых, становление французского классицизма совпало с периодом укрепления «просвещенного абсолютизма», находившегося на восходящей стадии его развития, поддержавшего и вместе с тем подчинившего себе ведущие эстетические и этические принципы классицистской литературы. Русский классицизм начал оформляться в период наступившей реакции после смерти Петра I, когда были поставлены под удар прогрессивные завоевания предшествующих десятилетий и нависла угроза возврата к допетровским порядкам. Вот почему новая русская литература началась, по словам Белинского, «с сатир - плода осеннего, а не с од - плода весеннего». Литературе русского классицизма сразу был задан боевой, наступательный дух, полный общественного, гражданского пафоса. В центре внимания Кантемира, стоявшего в преддверии русского классицизма, оказалась не античность с ее вне историческими героями, а сама суровая современность, где торжествующее невежество в рясе и в парике громогласно предавало анафеме все то, что было дорого передовым людям и что составляло будущее России: науку, просвещение, должность (долг) гражданина. Кантемир завещал русской литературе последующего периода не осмеяние общечеловеческих недостатков, а обличение социальных пороков, борьбу с консерваторами и реакционерами. И русский классицизм не растратил, а приумножил это наследие сатирика.

Воздействие на русский классицизм рационализма Декарта, сенсуализма Локка и материалистических воззрений Гассенди, Гольбаха, Гельвеция и в особенности Ломоносова увеличило гносеологические возможности русской литературы.

Неразрывная связь русского классицизма с просветительством привела не только к требованию со стороны наших писателей расширения образования и знаний, установления твердых законов, обязательных для всех, но и к одному из самых значительных завоеваний отечественного классицизма - утверждению естественного равенства людей, внесословной ценности человек. Уже во второй сатире Кантемира мы встречаемся с утверждением того, что кровь и хозяина и холопа «однолична» (т. е. одинакова). Сумароков в сатире «О благородстве» заявит, что «от баб рожденным и от дам. Без исключения всем праотец Адам».

  • Неравенство людей - одно предубежденье,
  • И там уж нет любви, где гордо рассужденье

энергично утверждает Николев в трагедии «Пальмира», а в его драме «Розана и Любим» «мужик» приравнивается «владетелю»:

  • Быть может и мужик
  • Душою так велик,
  • Как сильных царств владетель:
  • Любезна добродетель,
  • Закон имея свой,
  • Равняет всех собой.

Конечно, признание естественного равенства людей всех сословий в моральном плане еще далеко от признания их социального равенства, но и такая постановка вопроса была шагом вперед на пути демократизации русской общественной мысли.

Сочувственное отношение к судьбе закрепощенного труженика, (обличение паразитирующего дворянства вместе с признанием вне сословной ценности человека (а у наиболее демократически настроенных писателей - признание за народом прав высшего судьи) - все это вырабатывало антифеодальную мораль, внесло в итоге свой вклад в подготовку революционного выступления А. Н. Радищева.

Из других характерных черт русского классицизма следует отметить его связь с предшествующей национальной традицией и устным народным творчеством, не наблюдаемую в такой степени во французском классицизме, а также использование чаще всего материала отечественной истории вместо обращения к античности в европейском классицизме.

Эстетический идеал писателей-классицистов нашел свое наиболее яркое воплощение в образе нового человека - гражданина и патриота, убежденного в том, что «для пользы общества коль радостно трудиться» (Ломоносов). Этот герой должен проникнуть в тайны мироздания, стать активной, творческой натурой, повести решительную борьбу с общественными пороками, со всеми проявлениями тирании и «злонравия» на троне и в помещичьей усадьбе. Для осуществления этой программы ему необходимо отказаться от стремления к личному благополучию, обуздать свои страсти, подчинить свои чувства «должности». Сама же литература и театр должны стать «училищем бродягам по жизни человеческой» (Сумароков).

Таковы основные особенности русского классицизма. Некоторые его признаки, не отмеченные выше, и ряд вопросов его поэтики будут рассмотрены в главах о Кантемире, Тредиаковском, Ломоносове и Сумарокове. Все же следует отметить здесь тот факт, что классицизм не  стал застывшей системой, а его движение шло не только по пути нарушений правил и канонов. Прямая порой дидактичность, растворение эстетического начала в этическом, когда те или иные гражданские, нравственные идеалы, подобно аксиоме, должны были приниматься без каких-либо колебаний, стали сменяться все более настойчивыми попытками непосредственного художественного воздействия на читателя и зрителя. Не остается постоянным и основной конфликт в трагедии классицизма (столкновение долга с чувством, страстями). Так, «внутренний» психологический конфликт (душевная борьба героя), являющийся главным структурообразующим фактором этого жанра в ранних трагедиях Сумарокова, начинает уступать место «внешнему» конфликту между борющимися друг с другом группировками действующих лиц.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: