Французский драматург и поэт Эдмонд Ростан

  

Эдмонд Ростан родился в семье чиновника. Получил юридическое образование. Первые литературные попытки Ростана были чрезвычайно разнообразными. Он с одинаковым подъемом подражал реалистам, романтикам, представителям «хорошо сделанной пьесы» и т.п.. Замысел первого драматического произведения Ростана (пьеса о карлистах, 1883) свидетельствует о старании юного литератора продолжить героико-романтическую линию пьес В. Гюго. Смерть Гюго Ростан воспринял как потерю последнего большого романтика, как символ упадка романтизма.

Затем в период работы над пьесой о карлистах романтические тенденции в творчестве Ростана временно отошли на второй план. Писатель пришел в восхищение театром марионеток, и этот интерес обозначился на двухактовой комедии «Гиньоль» («Guignol», 1885). Тем не менее, согласно традицию, Ростан соединил в описании Гиньоля сразу две маски (лирического любовника и верного сообразительного слуги). Так сформировались предпосылки для развития тенденции, которая со временем будет побуждать драматурга к разрушению канона театра марионеток, к борьбе против марионетности символистского театра и создание драмы героических характеров.

В эссе «Двое романистов Прованса: Опорет Д'Юрфе и Эмиль Золя» P. впервые высказывает мысль о том, что писатель должен, отвергнув крайности сентиментального и натуралистического изображения действительности, синтезировать наилучшие черты этих противоположных тенденций, «в одинаковой мере присущих национальному духу» французов. Тем не менее, мысль о синтезе, которая прозвучала в эссе, к тому времени еще не стала творческим принципом Ростана.

В 1890 г. писатель выдал сборник романтических стихов «Шалости музы» и написал небольшую стихотворную пьесу «Два Пьеро, или Белый ужин», в которой ему впервые удалось гармонично соединить развлекательную увлекательность с поэтичностью. Здесь Ростан снова использовал опыт театра масок, позаимствовав из этой драматической традиции своих персонажей; Коломбину и двух Пьеро. Но в этой пьесе уже ощущается разрушение театра масок и принципа марионетности вообще с помощью расщепления маски Пьеро на два внутренне антагонистических образа, которые снаружи остаются целиком тождественными. Писатель поднимает проблемы оптимизма и пессимизма, условного и реального; в пьесе выразительно прослеживается формирование таких черт поэтической драмы, как параллелизм, контраст, диалектика комического и трагического, внешнего и внутреннего - эти художественные особенности будут играть ведущую роль в зрелом творчестве Ростана.

Комедия «Романтики» стала знаменательным этапом в становлении неоромантичного метода писателя и овладении им жанра поэтической драмы. Ростан старается соединить черты романтической поэтической драмы с атрибутами водевиля в стиле школы «хорошо сделанной пьесы». Главной проблемой пьесы является постоянная проблема значения романтики в жизни. Героев комедии тяжело назвать самостоятельными характерами, это лучше образа-идеи: Персине и Сильветта олицетворяют тип людей, для которых романтика - превыше всего; вместе с тем их родители, Бергамен и Паскино, придерживаются целиком противоположных взглядов - здравый смысл для них перевешивает романтику. Страфорель, который помогает родителям в осуществлении их планов относительно детей, объединяет крайности обеих тенденций: как «романтик», он намного смелее и находчивей, чем Персине и Сильветта, но тем не менее к жизни он относится даже более взвешенно, чем здравомыслящие Бергамен и Паскино. В «Романтиках» Ростан художественными средствами воссоздал конфликт между романтическими иллюзиями и духом практицизма. Писатель считает, что этого конфликта можно избегнуть, и предлагает своеобразную «программу действий»: романтические натуры должны учитывать реальность, а с другой стороны - прозу жизни нужно умеренно разнообразить романтикой.

В драме «Принцесса Мечта» Ростан отошел от концепции «Романтиков». Развлекательность уступила местами определенному дидактизму, иронический взгляд на жизнь - приподнятому трактованию мира и человека. В «Принцессе Мечты» исследователи делают замечание тенденцию к преобразованию стихотворной драмы в «драматическую поэму». От стихотворного описания того или другого события, случая, комической ситуации Ростан переходит к созданию поэтической модели мира. Сюжет этой драмы основывается на легенде о любви средневекового трубадура Жофруа Рюделя к триполитанской принцессе Мелиссинде. Объединение истории и легенды сделало возможным для Ростана воплощение идеи о нераздельности мечты и действительности, вместе с тем создавая иллюзию реальности мира, который поэт срисовал в пределах условностей неоромантичного театра.

В «Принцессе Мечты» человек не противостоит, а гармонично сливается с окружающей действительностью. Характеры главных героев (Рюдель, Бертран, Мелиссинда) построены с помощью объединения идеальных и материальных черт. Эти персонажи кажутся психологически противоречивыми, сложными образами. Психологизм Ростана связан с классицистской традицией в той ее интерпретации, которая была присуща неоклассицистскому и неромантическому течению в конце XIX ст. Прежде всего это оказывается в подчеркнутом антиисторизме изображения психологии персонажей: она нет ничего общего со Средневековьем, чувство героев утончены, рафинированы и осовременены.

В пьесе «Самаритянка» («La Samaritaine», 1897) Ростан развивает библейский сюжет о спасении Иисусом Христом грешной самаритянки. Этот сюжет был особенно приемлемым для развертывания неромантической концепции учитывая то, что в описании Иисуса писатель мог нарисовать идеального героя. Ростан не изолирует его от мира людей. Наоборот, личность Христа определяется гармоническим объединением двух элементов: идеального и материального. Неконфликтность этих антагонистических стихий в описании Иисуса Ростан объясняет тем, что его идеальный герой осознал синтетическую природу человека и мира, который его окружает. Христос приходит в дисгармоничный мир, чтобы открыть тайну большой гармонии. Первой тайну Иисуса, по сюжету, суждено постигнуть самаритянке Фотине. Под влиянием встречи с Христосом характер Фотины не изменяется, происходит лишь осознание того, что даже в грешной любви есть доля любви к Богу. Осознав это, Фотина смогла уподобиться идеальному герою пьесы, познать нераздельность земного и небесного, идеального и материального, а затем - предвестить учение Христа жителям Сихема. Благодаря изменению сознания героине кажется, что изменился и весь мир. Эта мысль является краеугольным камнем неоромантичного представления о приоритете героя над обстоятельствами. В пьесе Ростана герой сам формирует обстоятельства, его влияние на внешний мир сыграет решающую роль.

1897-1903 ггp. - период теоретического осознания и утверждение неоромантичних принципов в драматургии Ростана. В тогдашней Франции сложилось угрожающее политическое положение. Вспышка шовинизма, вызванная «делом Дрейфуса», достигла кульминационной точки. Именно при таких условиях французская публика впервые увидела героическую комедию Ростана «Сирано де Бержерак» («Cyrano de Bergerac», 1897) - своеобразный, преисполненный гуманистического пафоса, новаторское произведение, которое вошло в золотой фонд литературы для театра.

Сперва замысел комедии не имел ничего общего с фигурой французского писателя и мыслителя XVII ст. Сирано де Бержерака. Тем не менее, исторический Сирано в значительной мере отвечал поэтому типу человека, который был объектом художественных поисков Ростана. Закономерно, что писатель нашел своего героя именно в эпохе абсолютизма, ведь реалии тех пор вызвали к появлению такого типа личности. Сирано де Бержерак - это человек, который бросает вызов всем законам общества, выступая против любой регламентации, которая унижает и уничтожает индивидуальность.

 

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: