Историко-литературное значение «Горя от ума»

  

Историко-литературное значение «Горя от ума» раскрыл в свое время еще Белинский. Великий критик писал: «Вместе с «Онегиным» Пушкина «Горе от ума» было первым образцом поэтического изображения русской действительности в обширном значении слова. В этом отношении оба эти произведения положили собою основание последующей литературе, были школой, из которой вышли и Лермонтов и Гоголь. Без «Онегина» был бы невозможен «Герой нашего времени»; так же как без «Онегина» и «Горя от ума» Гоголь не почувствовал бы себя готовым на изображение русской действительности, исполненное такой глубины и истины». В реалистическом изображении быта и нравов комедия «Горе от ума» является предшественницей гоголевского «Ревизора». Сам Гоголь высоко ценил сатирический талант Грибоедова и общественную типичность созданных им отрицательных персонажей. Несомненно, что в «Ревизоре» Гоголь использовал достижения Грибоедова в создании реалистического группового портрета определенной общественной среды, в обрисовке персонажей при помощи речевых характеристик и так далее.

Но прежде всего эти гениальные комедии сближают обличительный пафос, верность русской действительности, содержательность и обобщающее нарицательное значение созданных Грибоедовым и Гоголем типов. Многие мотивы грибоедовской комедии звучат и в «Маскараде» Лермонтова, и в «Доходном месте» Островского (обличительные высказывания Жадова), и в трилогии Сухово-Кобылина. А. М. Горький видел в творчестве Грибоедова важное звено в развитии той сатирическо-обличительной линии русской реалистической литературы, которая сыграла исключительную роль в русском общественном движении. «Горе от ума» Горький считал «образцово-поучительной пьесой», «изумительной по своему совершенству».

Горький ставит Грибоедова в ряд великих деятелей мировой литературы, которые умели «обличать отвратительный порядок жизни, основанный на беспощадном угнетении людей хищниками и паразитами. Свифт, Рабле, Вольтер, Лесаж, Байрон, Теккерей, Гейне, Верхарн, Анатоль Франс и немало других - все это были безукоризненно правдивые и суровые обличители пороков командующего класса; у нас, в прошлом,- Грибоедов, Гоголь, Лев Толстой, Салтыков-Щедрин и несравнимый ни с кем Александр Пушкин, человек совершенно изумительного таланта».

Исключительно велико значение комедии Грибоедова в развитии русского театра. «Горе от ума» способствовало победе реализма на русской сцене. Сценическая история «Горя от ума» отразила основные этапы истории русского театра вплоть до нашего времени. В первых полных представлениях комедии в Москве и Петербурге в качестве исполнителей выступает Щепкин (Фамусов), Мо-чалов, Каратыгин (Чацкий), Живокини (Репетилов). Не сразу русская сцена раскрыла глубокое общественное и психологическое содержание «Горя от ума». Большинство актеров играло свои роли в стиле популярного тогда водевиля или пьес классицистического репертуара. Современник свидетельствует: «Привыкши представлять роли всегда одинокие, всегда отлитые в одну форму, они страшились отступить от принятых правил, не могли осмелиться играть новые лица. Г. Щепкин, играя Фамусова, никак не умел забыть Транжирима, г. Мочалов - Крутона и так далее.

Например, актер, представлявший Платона Михайловича, думал, что это лицо есть обыкновенный муж под властью жены, между тем как Платон Михайлович совсем другое. Это добрый, умный и даже лихой рубака нашего времени, попавший в атмосферу гостиных, спален и детских и обленившийся там; бодрость духа в нем прежняя, но обстоятельства, окружающие его, переменились. Он не в повелениях у жены своей, а просто он обленился и снисходит во всем доброй своей половине, как снисходят любимому ребенку. Так же оригинальны и все лица в комедии Грибоедова» . Даже М. С. Щепкин лишь постепенно дал реалистическое сценическое воплощение одного из центральных персонажей комедии - Фамусова. «Горе от ума» помогло ему углубить свое мастерство, создать образ живой, как сама жизнь. Щепкин говорил о Грибоедове и Гоголе как о «двух великих комических писателях», которым он «обязан более всех». «Они меня силою своего могучего таланта, так сказать, поставили на видную ступень в искусстве»,2 - говорил М. С. Щепкин о Грибоедове и Гоголе.

Особенно трудной оказалась роль Чацкого, которую даже такие выдающиеся актеры, как В. Каратыгин и П. Мочалов, играли в псевдоромантическом или классицистическом стиле. Лишь в 40-е гг. на сцене Московского Малого театра замечательный русский актер И. В. Самарин дал образ Чацкого в соответствии с замыслом Грибоедова, как передового деятеля своего времени и вместе с тем как живого, страдающего человека. «Самарин понял и сыграл Чацкого так, как ни один из наших актеров не понимал и не играл его,- отмечал в 1846 г. театральный журнал «Репертуар и Пантеон».- Все прежние Чацкие, сколько мы их ни видали, с первого появления своего на сцену принимали вид чуть ли не трагических  героев,  ораторствовали  и  разглагольствовали  со  всей важностью проповедников... Самарин в первом акте был веселым, говорливым, простодушно насмешливым. Игра его, разговор были натуральны в высшей степени. Глубокое реалистическое проникновение в сущность образа Чацкого характеризовало игру Самарина, знаменовавшую новый этап в сценической истории «Горя от ума».

Образы комедии воплотили великие русские актеры А. П. Ленский, Г. Н. Федотова, М. Н. Ермолова, А. И. Южин, В. Н. Давыдов и многие другие, для которых «Горе от ума» явилось поучительной и плодотворной школой правдивого искусства. Особенно значительными в вековой сценической истории «Горя от ума» были постановки Московского Малого театра.

Грибоедовская комедия - одна из любимейших пьес театра. В трактовке комедии, ее образов театр отправлялся от лучших реалистических традиций русской сцены. От постановки к постановке все глубже и яснее раскрывалось общественное содержание «Горя от ума». Социально-политические мотивы отчетливо звучат, например, в постановке Московского Художественного театра 1925 г.

По свидетельству К. С. Станиславского, новый, выдвинутый революцией, массовый демократический зритель воспринимал «Горе от ума» Грибоедова, как и пьесы Чехова, Гоголя и Тургенева, «с восторгом, радостью и хорошим пониманием». К. С. Станиславский отмечал, что для идейного и художественного развития Московского Художественного театра Грибоедов был одним из учителей, пьеса которого возбуждала творчество и окрыляла артиста. Он указывал на общественно-обличительную сторону пьесы, на национальное и вместе с тем общечеловеческое ее значение .

В постановке МХАТ, осуществленной В. И. Немировичем-Данченко в 1938 г., подчеркивалась психологическая драма Чацкого, роль которого блестяще сыграл В. И. Качалов. Не раз комедия была поставлена Московским Малым театром. Развивая традиции Щепкина, Малый театр подчеркнул обличительное содержание «Горе от ума». В последней по времени постановке (1977) выделилась роль Фамусова (М. И. Царев) как идейного руководителя барской Москвы.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: