История работы Чехова над рассказом «Ионыч»

  

Писатель начал работать над «Ионычем» в августе 1897 г. В это время в его записной книжке появляется заметка, которая бесспорно относится к будущему рассказу: «От кредитных бумажек пахнет ворванью». Знаменательно, что тема «Ионыча» началась с мысли о том, что деньги пахнут (причем пахнут дурно). К роли этого мотива в рассказе мы еще вернемся. Этапы работы писателя над «Ионычем» интересно воссозданы в книге Напорного «Записные книжки Чехова». Известна запись Чехова, прямо относящаяся к замыслу будущего рассказа. Речь идет о Туркиных (правда, здесь еще они названы Филимоновыми): «Филимоновы талантливая семья, как говорят во всем городе. Он, чиновник, играет на сцене, поет, показывает фокусы, острит («здравствуйте пожалуйста»), она пишет либеральные повести, имитирует: «Я в вас влюблена... ах, увидит муж!» - это говорит она всем при муже. Мальчик в передней: умри, несчастная! В первый раз в самом деле все это в скучном сером городе показалось забавно и талантливо. Во второй раз - тоже. Через 3 года я пошел в 3-й раз, мальчик был уже с усами, и опять: «Я в вас влюблена... ах, увидит муж!», опять та же имитация: «умри, несчастная», и когда я уходил, то мне казалось, что нет на свете более скучных и бездарных людей».

Вся эта запись, на первый взгляд, может показаться своеобразным конспектом будущего произведения. Но тут еще нет самого главного - нет Ионыча. Кто рассказывает о Филимоновых, кто является, как иногда принято говорить, «носителем речи»? В записи рассказ ведется от первого лица, от имени некоего повествователя, который ничего общего с Ионычем не имеет. Лишь постепенно центр тяжести перемещается. В окончательном тексте тоже по началу можно подумать, что речь пойдет прежде всего о Туркиных. Но вскоре становится понятно, что главным действующим лицом является молодой врач. В центре художественного исследования - его история, его путь постепенного материального обогащения и одновременно духовного обнищания.

История доктора Старцева-очень ценный материал в воспитательном отношении. Коренным образом изменились исторические условия в пашей стране, но судьба Дмитрия Ионовича Старцева - это урок, предостережение и для наших современников. Говоря об этом, конечно, нельзя впадать в крайность и представлять действующих лиц «Ионыча» чуть ли не героями наших дней. А такая опасность существует. Учащиеся порою не учитывают временную дистанцию, невольно, быть может, представляя героев повести почти своими соседями и не учитывая особенностей жизни и быта прошлого века. В результате одна из учениц с истинным умилением восхищалась образом жизни семьи Тур-киных: «Самое интересное то, что они, наверное, успевали делать все: и кушать сварить, и уборку сделать, и постирать, и радостно встретить гостей. Может, Чехов изобразил так подробно семью Туркиных потому, что она одна была такая забавная в городе С.»

Разумеется, показать ошибочность такого наивного представления легко. В самом рассказе есть упоминания о таких специфических чертах русской жизни второй половины XIX века, на которые нужно обратить особое внимание девятиклассников.

Мы почти ничего не знаем о предыстории Старцева. Писатель лаконично сообщает, что Старцев был назначен земским врачом и поселился в Дялиже, в девяти верстах от С. И далее, когда речь пойдет о головной боли Веры Иосифовны, Чехов скажет: «У Туркиных перебывали все городские врачи; дошла, наконец, очередь и до земского...»

В чем же разница между врачами городскими и земскими? Что из себя представлял земский врач? Надо разобраться и этих вопросах, иначе некоторые важные подробности эволюции доктора Старцева останутся незамеченными.

Земство - это местное самоуправление с весьма ограниченными правами и возможностями. Занималось оно лишь местными хозяйственными делами, в том числе строительством и содержанием школ и больниц. Врачи, находившиеся на службе у земств, работали преимущественно в сельской местности. В основном это были молодые люди; порою они становились земскими врачами по идейным соображениям.

Звание «земский врач» было своего рода визитной карточкой для Старцева, заранее свидетельствуя о его демократических симпатиях, о честности, об отсутствии влиятельных и богатых родственников (в рассказе не случайно упомянуто, что он «дьячковский сын»). И действительно, на первых порах он весь поглощен земскими заботами: «Старцев все собирался к Туркиным, но в больнице было очень много работы, и он никак не мог выбрать свободного часа. Прошло больше года таким образом в трудах и одиночестве...» Работа земского врача была очень тяжелой. Писатель В. В. Вересаев, сам по профессии врач, так передавал рассказ одного из своих знакомых: «Ты, брат, не знаешь, что такое земская служба... Со всеми нужно ладить, от всякого зависишь. Больные приходят, когда хотят, и днем, и ночью, как откажешь?.. Участок у меня в пятьдесят верст, два фельдшерских пункта в разных концах, каждый я обязан посетить по два раза в месяц. Спишь и ешь черт знает как. И это изо дня в день, без праздников, без перерыву. Дома сынишка лежит в скарлатине, а ты поезжай... Крайне тяжелая служба!»

Но у Старцева жизнь складывалась не так тяжело. Семьи у него не было, жил он, по-видимому, очень экономно, понемногу копил деньги, и постепенно все стало меняться - и сам доктор, и характер его работы. Через год у Старцева появилась пара лошадей, через четыре - тропка с бубенчиками, а еще через несколько лет у него в городе образовалась уже громадная частная практика: «много хлопот, но все же он не бросает земского места; жадность одолела, хочется поспеть и здесь и там». Это внешняя сторона тех изменений, которые происходят с доктором Старцевым. Чехову гораздо важнее обратить наше внимание на его внутреннюю эволюцию. В этом отношении показательной является история любви Дмитрия Ионовича к Екатерине Ивановне Туркиной,

В русской классической литературе любовь всегда была важным испытанием для героя. Ученики без труда припомнят произведения из числа изученных ими ранее, где внутренняя ущербность героя проявляется прежде всего в сфере его личной жизни. Разговор на эту тему обычно проходит в классе очень живо, так как девятиклассники (чю вполне естественно) относятся к проблемам любви с большим интересом. Интерес этот необходимо использовать для формирования у них высоких нравственных идеалов.

Как известно, не все литературные герои сумели выдержать Испытание любовью. Не выдержал этого испытания и Дмитрий Ионович. Он увидел в ней человека, который мог понять его: «С ней он мог говорить о литературе, об искусстве, о чем угодно, мог жаловаться ей на жизнь, на людей...» И все-таки почти сразу можно было догадаться, что любовь эта обречена. Было в ней что-то ущербное. Не случайно первое свидание назначено на кладбище - грустное предзнаменование! Судьба любви как бы заранее предрешена. Это относится и к нему, и к ней. В данном случае Чехов нарушает сложившуюся традицию. Обычно героиня в отличие от героя обладает подлинной духовностью, способностью к настоящему глубокому чувству, во имя которого готова на все испытания. В рассказе Чехова все получается гораздо сложнее.

Екатерина Ивановна не любит Старцева. Разумеется, это не может быть поставлено ей в вину. Но она смеется над ним, не интересуется его жизнью, его работой, его мыслями. В рукописи у Чехова были слова, что «она могла понять, посочувствовать»  - писатель их вычеркнул, но оставил фразу: «во время серьезного разговора, случалось, она вдруг некстати начинала смеяться или убегала в дом». Когда Старцев заговорил с ней о своих страданиях, Екатерина Ивановна даже не засмеялась, а захохотала. Гораздо позже она вспомнит: «Вы так любили говорить о своей больнице». Редкая черта для героя XIX века! Разговоров, бесед, споров всегда было достаточно, но редко кто из героев говорил о своей работе, любил ее, гордился ею. А Старцев, несомненно, работал с увлечением, но Екатерина Ивановна тогда этого не понимала и не ценила. Вспомнила об этом тогда, когда у Старцева все уже было позади.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: