Мифология в творчестве Расина

  

Расин снова использует мотив «трагической вины» как основу для развития и описания характеров. С этой целью он изменяет миф. В традиционном изложении эта трагическая история сводилась к таким коллизиям: жена афинского царя Тесея Федра полюбила своего пасынка Ипполлита, сердце которого было твердым, будто камень. Признаваясь в своих чувствах Ипполлиту и опасаясь, что он обо всем расскажет Тесеюі и навсегда опозорит не только ее, но и ее детей, Федра оговорила Ипполлита. Она сказала Тесею, что Ипполлит добивался ее любви, а потом наложила на себя руки. Тесей умоляет бога Посейдона подвергнуть наказанию ненавистного сына. Иполлит гибнет, и именно в этот миг выясняется истина.

Отдельные детали в этом мифе не устраивали Расина. Если Ипполлит ни в чем не виновен, то он не должен погибнуть. Если Федра - клеветница, это она не может вызвать сочувствия у зрителей. Драматург изменяет миф: в его трагедии Иполлит скрывает свою любовь к Арикии, дочери врага его отца Тесея. Таким образом, его любовь противоречит обязанности, появляется мотив «трагической вины», и смерть Иполлита, по законам трагедий Расина, становится необходимым компонентом развития сюжета произведения. Оговаривает Иполлита не Федра, а ее нянька Энона. Федра, узнав об этом, прогоняет прочь свою верную служанку. Энона бросается со скалы в море, а Федра выпивает яд и перед смертью сознается во всем.

В отличие от персонажей Корнеля, герои «Федры» не имеют свободы выбора между обязанностью и чувством. Ум не властен над их страстями. Чтобы это подчеркнуть, Расин даже пренебрегает принципом правдивости и объясняет непреодолимую силу любовных страстей вмешательством Бога.

Поражает мастерство Расина-Психолога. Он показывает, что поступки человека не всегда совпадают с его чувствами и намерениями, а иногда могут быть даже совсем противоположными. Федра, любя иполлита, преследует его, и он продолжительное время считает, что Федра - его враг. Врагом считает Иполлита Арикяя, его объяснение в любви оказывается для нее полнейшей неожиданностью. Чтобы сохранить честь своих детей, Федра не становится на сторону бесчестного вранья Эноны. Вместе с тем служанка врет потому, что беспредельно преданая своей госпоже. Исследование скрытого от поверхностного взгляда внутренней жизни человека, внедрение принципа психологизма в французскую литературу - огромный взнос Р. в искусство.

К сожалению, у драматурга было немало могущественных врагов - премьера «Федры» была неудачной. Расин надолго покинул драматургию. Он пришел в восхищение религиозными идеями, пренебрежительно высказывался о своем творчестве.

На протяжении последних лет жизни Расин снова возвратился к драматургии. Он создал две трагедии на библейские сюжеты - «Эстер» («Esther», 1689) и «Гофолия» («Athalie», пост. 1690, опубл. 1691). В обеих трагедиях автор осуждает преступления вельмож, разоблачает деспотизм. «Гофолия» сыграла важную роль в формировании просветительской трагедии XVIII ст. Эту трагедию высоко ценил Вольтер.

Расин вошел в литературу тогда, когда для жанра трагедии настали нелегкие времена. В середине XVII ст. и особенно в первой половине 60-х гг. трагедия переживала период временного кризиса. Именно тогда с чрезвычайной силой раскрылся гений Мольера. Жанр комедии, несмотря на то, что его в дальнейшем считали «низким», приобрел в искусстве ведущее значения. Трагедии Корнеля уже не имели бывшей славы, а его новым произведениям, к сожалению, не удалось достигнуть уровня «Сида» и «Горация». Героическую трагедию Корнеля вытесняет так называемая «лирическая трагедия». Эта новая разновидность жанра не проникается значительными, общенациональными проблемами, персонажей лирических трагедий не интересуют дискуссии о формах государственного правления, нет здесь и в самом деле героических характеров. Становятся мизерными не только тематика, проблематика, идейное содержание трагедий, а и их художественная форма. Внимание сосредоточивается на проблемах личной жизни персонажей, на описании любви.

Тем не менее, почему это время было неблагоприятнымдля трагедии? В начале 60-х гг. в Франции происходило укрепление абсолютизма. Молодой король Людовик XIV сосредоточил в своих руках всю власть. Ему удалось укротить больших феодалов. Эпоха гражданских войн осталась в прошлом. Франция успешно решала проблемы внутренней политики. Реформы, предложенные министром Кольбером, укрепили экономику страны. Франция стала мощнейшим государством Европы, а затем споры о преимуществах той или другой форм государственного управления стали анахронизмом. У французов появилось ощущение уверенности в прочности государства, а нового короля они поначалу немало не обожествляли. Тем не менее, все это было лишь иллюзией, которая вскоре развеялась. Мотивы социальных неурядиц приобретают вес в комедиях Мольера. В «Мизантропе» и «Тартюфе» нет недостатка трагических нот. Снова появляются основания для возрождения трагедии. Связанное с усилением деспотии распространения трагического мировосприятия стало актуальным для разных слоев общества.

Новая эпоха нуждалась в новой индивидуальности. На смену трагику Корнелю, веселому и язвительному Мольеруу пришел печальный Р. Свои первые трагедии он передал Мольеру, который ставил их в своем театре. Но в скором времени драматурги разорвали дружеские и творческие отношения: их взгляды на главные проблемы искусства оказались весьма разными.

В 1670 г. Мольер поставил трагедию Корнеля «Тит и Береника». Того самого года Расин поставил свою трагедию на тот же самый сюжет - «Береника» («Berenice»). В соревновании Корнеля и Расина победил последний. Этот факт является еще одним свидетельствам того, что Расин адекватнее, чем Корнель, ощущал особенности мировосприятия второй половины XVII ст.

Очень хорошо выяснил отличия между Корнелем и Расином их современник Ж. де Лабрюйер. Он писал: «Корнель заставляет нас подчиняться своим характерам, своим идеям. Вместе с тем Расин смешивает их с нашими. Первый изображает людей такими, которыми они должны быть, второй - такими, какими они являются. В творчестве первого больше того, что захватывает, что нужно подражать, у второго больше того, что замечаешь у других, что ощущаешь в самом себе. Один вызывает подъем, поражает, властвует, учит; второй нравится, смущает, трогает, проникает в душу. Все наиблагороднее, наивозвышеннее в уме - это околица первого; все самое нежное, самое тонкое в страсти - околица второго. У одного афоризмы, правила, наставления; во второго - вкус и чувство. Корнель больше проникается мысленным взором, пьесы Расина ошеломляют, волнуют. Корнель поучительный. Расин человечный...»

 Расин изображает тот самый классицистский конфликт между обязанностью и чувством, что и Корнель. В своих трагедиях он так же бескомпромиссно выступает на защиту обязанности, ума, добропорядочности, которые должны укротить страсти человеческого сердца. Но, в отличие от Корнеля, Расин большей частью показывает не победу обязанности, а, как правило, победу чувства.

Очевидно, это связано с новым взглядом на человека как предмет изображения в трагедии, с изменением представлений о задаче театра.

Главной задачей театра является моральное воспитание. Но Расин, в отличие от Корнеля, усматривает нравственность не в гражданских чувствах, а в добропорядочности. Конфликт переносится вглубь души героев, в мир их интимных ощущений. Для творчества Расина не характерны герои, которые поражают величием своей души. Драматург принимает тезис Аристотеля об «трагической вине»: героям «принадлежит быть средними людьми за своими душевными качествами, иначе говоря, они должны быть добродетельными, но впечатлительными для недостатков, и бремя мыканий должен падать на их плечи вследствие определенной ошибки, которая заслуживает лучше на сочувствие, чем на отвращение», - писал Расин в предисловии к трагедии «Андромаха». Писатель выступает против «совершенных героев». Затем его персонажи кажутся более реалными, чем в трагедиях Корнеля.

Внимание к человеку, граням его личности, миру его чувств, перенесение конфликта из внешней сферы во внутреннюю также обозначились на структуре трагедий Расина. Для Корнеля очень важную роль отыгрывали события, которые происходят в объективном мире, затем ему почти никогда не удавалось сохранить единство времени, места и действия. Вместе с тем для Расина, в трагедиях которого показан внутренний мир человека в миг трагической катастрофы, соблюдение классицистского канона трех единств не составляет никаких хлопот. В пьесах Расина почти нет внешних событий, его произведения отличаются суровостью и гармоничностью формы.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: