Мотивы прощания с молодостью в стихотворениях Пушкина

  

 В 1823 г. Пушкин под влиянием краха освободительного движения на Илиаде переживает пессимистические настроения, столь ярко выраженные в «Сеятеле». Его лирика 1823-1824 гг. полна мотивов прощания с молодостью, с ее прекрасными, но не сбывшимися надеждами. Здесь подстерегал Пушкина трагический пессимизм Байрона. Пушкин избежал его. О нем писал Герцен. Но он был не прав, когда связывал оптимизм Пушкина с его «инстинктивной верой в будущее России». Мы теперь знаем всю глубину размышлений Пушкина над русской и всемирной историей, над ходом современного ему общественного развития.

Уже в 1825 г. Пушкин проникается мыслью о том, что раз завоеванная пародами свобода не может погибнуть. Несмотря на все исторические перипетии, конечная ее победа неизбежна эта великая идея выражена в стихотворении «Андрей Шенье». Его мужественный и стойкий герой накануне своей смерти от руки деспотизма, обращаясь к свободе - «богине чистой», вдохновенно восклицает:

  • Народ, вкусивший раз
  • твой нектар освященный,
  • Все ищет вновь упиться им;
  • Как будто Вакхом разъяренный,
  • Он бродит, жаждою томим.
  • Так - он найдет тебя...

В стихотворении «Андрей Шенье» Пушкин также выражает твердую веру в будущее торжество свободы. Но теперь он опирается не на романтический идеал, а на глубокое понимание исторического «хода вещей». Впервые это нашло выражение в трагедии «Борис Годунов». Как только Пушкин понял национальное своеобразие русского исторического развития, сами формы, в которых протекала русская история, из его творчества исчезают и образы античности вне их прямого исторического или философского смысла, и условные романтические формы. Национально-исторический принцип становится одной из основ пушкинского реализма.

Историзм был источником оптимистического взгляда Пушкина на будущее России, русского освободительного движения. Если на Западе к середине 20-х годов XX в. революционная борьба со «старым порядком» прошла свой наиболее, важный этап, то в России борьба с феодально-крепостническим строем только начала развиваться. Именно эти различные обстоятельства были объективными историческими источниками оптимизма Пушкина и пессимизма его великого современника Байрона.

  • Да здравствуют музы, да здравствует разум!
  • Ты, солнце святое, гори!
  • Как эта лампада бледнеет
  • Пред ясным восходом зари
  • Пред солнцем бессмертным ума.
  • Да здравствует солнце, да скроется тьма!

Для мировоззрения многих романтиков характерны скептицизм и даже прямое неверие в силы человеческого разума, доходившее до увлечения мистикой. Пушкин провозглашает разум как могучую силу в решении проблем человеческой жизни. Бессмертное солнце человеческого ума освещает путь к истине, разгоняет и рассеивает тьму. При этом прославляемый Пушкиным разум - не отвлеченный разум века Просвещения, это разум, связанный с чувствами, с вдохновением, с музами.

В стихотворении «19 октября» (1825), Пушкин в лирических зарисовках воссоздает облик своих друзей-лицеистов, реалистически отмечая индивидуальные черты каждого из них, напоминая и конкретных деталях и фактах лицейской жизни. В «19 октября» нет ничего условного - это поэзия действительности. В стихотворении возникает высокий нравственный и эстетический идеал поэта, выраженный в прославлении свободы, в утверждении дружбы как одного из благородных чувств человека. Пушкин, обращаясь к товарищам, восклицает:

  • Друзья мои, прекрасен наш союз!
  • Он, как душа, неразделим и печей
  • Неколебим, свободен и беспечен
  • Срастался он под сенью дружных муз.
  • Куда бы нас ни бросила судьбина
  • И счастие куда б ни повело,
  • Все то же мы: нам целый мир чужбина
  • Отечество нам Царское Соло.

Вскоре чувства любви и дружбы Пушкина, его свободолюбие жизнь снова подвергла тяжким испытаниям. 14 декабря 1825 г. в Петербурге произошло восстание декабристов. За несколько дней до этого в Михайловское дошла весть о смерти Александра , наступившем междуцарствии, а затем и о восстании на Сенатской площади. Глубоко взволнованный, Пушкин решил под видом дворового слуги отправиться в Петербург. «Он бухнулся бы в самый кипяток мятежа у Рылеева в ночь с 13 на 14 декабря», - вспоминал потом Вяземский. Сам поэт впоследствии рассказывал друзьям: «Я рассчитывал приехать в Петербург поздно вечером, чтобы не огласился слишком скор мой приезд, и, следовательно, попал бы к Рылееву прям на совещание 13 декабря. Меня приняли бы с восторгом вероятно, я попал бы с прочими на Сенатскую площадь и не сидел бы теперь с вами, мои милые». Вскоре поэт узнал о неудаче восстания декабристов. Он сжег свои записки, опасаясь, что они могли замешать имена многих, может быть, и умножить число жертв.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: