Основные мотивы в трагедиях Сумарокова

  

В трагедиях Сумарокова персонажи резко разделены на положительных и отрицательных; характеры статичны, и каждый из них воплощает в себе какую-либо одну страсть. Трагедии имели стройную пятиактную композицию и небольшое число действующих лиц, сюжет развивался экономно и в направлении раскрытия основной идеи. Свои мысли, идеи, чувства автор выражал простым, ясным и лаконичным языком («И не бренчи в стихах пустыми мне словами, Скажи мне только то, что скажут страсти сами»). «Александрийский» стих (шестистопный ямб с парной рифмовкой), которым написаны все трагедии, порой приобретал афористическое звучание.

В трагедиях выводились лица из привилегированной среды («посадский дворянин, маркиз, граф, князь, владетель восходят на театр»). Сюжеты для большинства трагедий драматург брал из отечественной истории. Хотя историзм трагедий был весьма условен и ограничивался в основном использованием исторических имен, все же историко-национальная тематика стала отличительной чертой русского классицизма: западноевропейская классицистическая трагедия строилась преимущественно на материале античной истории.

Основной конфликт в трагедиях Сумарокова обычно заключался в борьбе разума со страстью, общественного долга с личными чувствами, и побеждало в этой борьбе общественное начало. Подобная коллизия и ее разрешение были призваны воспитывать гражданские чувства у дворянского зрителя, внушать ему мысль о том, что государственные интересы должны быть превыше всего.

Соблюдение правил классицизма (прежде всего отнесение событий в глубь истории) не помешало Сумарокову наполнить содержание своих трагедий злободневными вопросами его времени, придать им политическую окраску. Это можно усмотреть уже в его первой трагедии «Хорев».

Действие в этой трагедии происходит в далекие времена в Киеве. Князь Российский Кий, одержав в свое время победу над бывшим князем «Киева-града» Завлохом, захватил его престол. В Киеве осталась дочь Завлоха Оснельда, ее полюбил Хорев («брат и наследник» Кия). Оснельда отвечает ему взаимностью. Но их счастью помешало намерение Завлоха вернуть себе киевский престол. Хорев вынужден возглавить войско против Завлоха. В душе героев (Хорева и Оснельды) начинается борьба чувства с долгом. Но вот что существенно: на развитии действия это мало отражается. В конечном итоге Хорев остается вереи долгу, а Оснельда - верной Хореву, т. е. чувству. Надругательством над своими подданными звучит приводимое заявление Самозванца:

Блаженство завсегда народу вредно:

  • Богат быть должен царь, а государство бедно.
  • Ликуй, монарх, и все под ним подданство стонь!
  • Всегда способнее к труду нежирный конь,
  • Смиряемый бичом и частою ездою
  • И управляемый крепчайшею уздою.

Однако характерно, что Сумароков, осудив Димитрия за все его антигосударственные и антинародные злодейства, совсем не ставит ему в вину его «самозванство». Не «порода», а дела венчают монарха:

  • Когда бы ты не царствовал злонравно,
  • Димитрий ты иль пет, сне народу равно.

В этой трагедии отразились также и антиклерикальные настроения драматурга. Правда, из-за цензурных соображений Сумароков нападает на католичество. В речах положительных героев (Ксении, Шуйского, Георгия, Пармена) проступает концепция добродетельного монарха, заботящегося о своих подданных, строго соблюдающего законность. Миссию освободителя государства от тирана Сумароков возлагает на «народ».

Однако под народом драматург скорее всего имел в виду «сынов» отечества, то есть дворянский корпус. Сказалась сословная ограниченность Сумарокова и в том, что даже в самых патетических местах «Димитрия Самозванца» речь шла лишь о замене царя-тирана «добродетельным» монархом («Народ, сорви венец с главы творца злых мук! Спеши, исторгни скипетр из варваровых рук, Избавь от ярости себя, непобедимый И мужа украси достойна диадемой!»). Однако объективное воздействие трагедии (особенно при знакомстве с ней читателей и зрителей из демократических слоев) могло оказаться шире субъективного, классово-ограниченного замысла драматурга.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что, когда в Париже и 1800 году появился ее перевод, трагедия русского драматурга (шла воспринята почти как революционная пьеса.

«Димитрий Самозванец» положил начало русской политической трагедии.

Для трагедий Сумарокова как жанра, кроме отмеченных особеннгстей, были характерны следующие. Основными персонажами были обычно властитель и любящие друг друга герой и героиня. Властители, «тиранствуя» по разным причинам (под влиянием поносов лукавых приближенных или собственной любовной страсти), препятствовали соединению влюбленных. Трагический конфликт заключается в борьбе чувства с долгом, преимущественно гражданским долгом, но в иных случаях и кровным, семейным. Развитие действия осложняется подчас вмешательством лукавых царедворцев.

Мастер любовного диалога, Сумароков был не меньшим мастером патриотической, общественной патетики. Разнообразны в трагедиях Сумарокова и женские образы. Это или кроткие, нежные, лирические «любовницы» (Офелия), или мужественные, волевые героини (Семира). Но каждый раз перед нами женщина высоких нравственных качеств, способная на самопожертвование, прямая и чистая. Драматургом созданы и образы женщин-злодеек (такова Фемида в «Артистоне»), и женщин добродетельных по натуре, но поддавшихся соблазнам (Гертруда в «Гамлете»).

Писатель-просветитель, поэт-сатирик, всю жизнь боровшийся с общественным злом и людской несправедливостью («Доколе дряхлостью иль смертью не увяну, Против порока я писать не перестану!»), пользовавшийся заслуженным уважением Н. И. Новикова и А. Н. Радищева, Сумароков в истории русской литературы XVIII века занимает видное место. Позже многие русские писатели отказывали Сумарокову в литературном таланте, но все же прав был Белинский, заявивший, что «Сумароков имел у своих современников огромный успех, а без дарования, воля ваша, нельзя иметь никакого успеха ни в какое время».

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: