Сочинения по русской литературе > Сочинение по литературе 7 класс > Присутствие некоторого цинизма в произведениях Достоевского часть I


     
  • Присутствие некоторого цинизма в произведениях Достоевского часть I

    Комические ситуации, порой, у Достоевского приобретает цинический отвратительный оттенок, например, ломание Ф.П. Карамазова, его шутовские выходки в монастыре завершаются безобразным и оскорбительным по адресу гостеприимных и приветливых монахов выпадом. «Бобок» — рассказ, в котором описываются комические разговоры покойников на кладбище между собою. Эти разговоры прислышались одному пьяному; они представляют образчик макаберного юмора — это цинические парафразы романтических мотивов, вроде «Любовь мертвеца». Часто комедия у Достоевского есть трагикомедия, иногда он завершает трагические ситуации злобно-сатирической выходкой. Так, в «Бесах», когда П.С. Верховенский убедил Кириллова написать перед самоубийством бумагу, в которой он, Кириллов, берет на себя убийство Шатова, Кириллов, заканчивая писать эту предсмертную бумагу, кричит: «Стой, я хочу сверху рожу с высунутым языком... Я хочу изругать...
    Далее следует страшная сцена самоубийства в углу темной комнаты. Перед самым выстрелом Кириллов припал к руке Петра Степановича и больно укусил его за палец. Потом, «взглянув молчаливо на лежавший на столе документ, Петр Степанович усмехнулся: "А как готовился, духами опрыскался, новый галстух надел"». О повесившемся Ставрогине Достоевский сообщает: «Гражданин кантона Ури висел в углу». Когда Свидригайлов вышел на улицу, чтобы покончить с собою, он увидел еврея-городового «в медной Ахиллесовой каске». На лице «Ахиллеса» виднелась та вековечная брюзгливая скорбь, которая так кисло отпечаталась на всех без исключения лицах еврейского племени. Фигура неподвижно стоящего и смотрящего на него в упор Свид-ригайлова показалась городовому подозрительной: «А-зе сто-зе вам и здеся надо? — проговорил он, все еще не шевелясь и не изменяя своего положения. — «Да, ничего, брат, здравствуй!» — «Здеся не место». — «Я, брат, еду в чужие края». — «В чужие край?» — «В Америку». — «В Америку?» Свидригайлов вынул револьвер и взвел курок. Ахиллес приподнял брови. — «А-за сто-зе эти сутки (шутки) здеся не место». — «Да почему же бы и не место?» — «А потому-зе, сто не место». — «Ну, брат, это все равно. Место хорошее. Коли тебя станут спрашивать, так и отвечай, что поехал, дескать, в Америку». Он приставил револьвер к своему правому виску. «А-зе здеся нельзя, здеся не место», — встрепенулся Ахиллес, расширяя все больше и больше зрачки.
    Целая лавина карикатурных сцен, рисующих «праздник» в «Бесах», завершается литературной кадрилью, в которой русское свободное печатное слово было изображено танцующим с цепями на руках. Против этой фигуры выступил в маске и очках Катков с дубиной в руках (редактор «Московских ведомостей»). Когда свободная русская мысль устремляла на него взгляд, он начинал корчиться, не будучи в силах выдержать «честного» взгляда. Вдруг Катков встал на руки и начал танцевать кверх ногами на руках. Это должно было означать, что идеология консервативного вождя противоположна здравому смыслу. И вот, когда публика захохотала по этому поводу, а губернатор Лембке стал кричать, чтобы танцующий стал головою кверху, раздался вдруг крик: «Пожар».
    Некоторые комические ситуации у Достоевского могли казаться неправдоподобными, но современная действительность далеко опережает их в своем чудовищном гротеске. Достоевский рассказывает в «Бесах», как один полусумасшедший офицер, атеист и материалист, питал религиозное поклонение к Фогту, Бюхнеру и Молешотту и устроил у себя в комнате нечто вроде богослужения в их честь — разложил на столе тремя кучками их сочинения и перед каждою кучкою, как перед иконою, зажег по восковой свечке.
    Профессор Венского университета кн. Н.С. Трубецкой делал недавно доклад в пражском Лингвистическом кружке о комических рассказах Достоевского. Н .С. Трубецкой указывает по поводу «Романа в девяти письмах», что уже в нем комические ситуации почерпаются из диалектического освещения тех же фактов Иваном Петровичем и Петром Ивановичем с двух противоположных точек зрения, причем оба правы. Подобный же принцип конструкции имеется во второй части «Братьев Карамазовых». Равным образом рассказ «Чужая жена» (1848) построен на колебании выражений между двумя различными смыслами, явным и скрытым, как при игре в кошку и мышку между Раскольниковым и Порфирием Петровичем. Способность к иронии и сарказму и диалектическая подвижность мысли, наблюдаемые у скептиков, психологически связаны между собой. Чуждый диалектики Толстой не склонен ни к сарказму, ни к пародии, ни к едкой иронии, но лишь к мягкому юмору.
    Достоевский — великий мастер в том, что неправильно называют «создаванием» комических характеров и что следовало бы называть комическими личностями, ибо в личности человека комично именно отсутствие характера, ведь именно оно порождает в человеке смешные дисгармонии его ума, чувства и воли. Комическая личность может быть представлена в схематических чертах как маска, как общий тип или как типически-индивидуальная фигура. У Гоголя, при общем реалистическом духе его письма, встречается порой также идеалистический прием трактовки некоторых персонажей, они — типические маски.
    Достоевский, преодолевая комическую технику Гоголя в ее идеалистических образцах, тяготеет к сложным изображениям комических характеров. Именно отмеченное нами он имеет в виду, когда пишет: «В художественной литературе бывают типы и реальные люди, т.е. трезвая и по возможности полная правда о человеке... в Манилове и Собакевиче мы не видим реальных людей... тип весьма часто лишь половина правды, а половина правды весьма часто есть ложь. О, не для умаления такого гения, как Гоголь, я это говорю. В сатире даже и нельзя (т.е. невозможна) полная правда». Здесь Достоевским намечены три вида технических приемов комического, встречающихся в его собственных произведениях: 1) Маски — идеалистически-стилизованные персонажи ранних комических рассказов и комических фигур в рассказах некомического содержания, где намечены односторонне-смешные силуэты и где юмор нередко искусствен, типы не самостоятельны и изложение растянуто. 2) Сатирическая трактовка в «Бесах», где ненависть автора к его героям-безбожникам, злобное издевательство над ними явно сквозит на протяжении всего романа, где типы односторонне освещены, но все же во многих случаях весьма реалистичны, т.е. даны в сгущенно-конкретной форме (например, СТ. Верхо-венский и др.).

    Если Вам понравилось сочинение на тему: Присутствие некоторого цинизма в произведениях Достоевского часть I, тогда разместите ссылку в вашей социальной сети или блоге, а лучше просто нажмите кнопку и поделитесь текстом с друзьями.
          Нравится
  • Краткий пересказ
  • Школьный Отличник – бесплатные сочинения. Материалы имеют оригинальный характер и принадлежат Soshinenie.ru. Готовые темы, планы сочинений. Краткие пересказы, изложения сюжета, диктанты, эссе. Пользование работами бесплатно.