Роль структуры трагедии «Царь Эдип» в понимании идеи произведения

  

Софокл вместе с Эсхилом и Эврипидом осуществил немалый взнос в развитие древнегреческой трагедии. Из многочисленных (более чем 120) произведений Софокла к нашим дням сохранились полностью лишь семь трагедий и одна сатировская драма, не учитывая отрывков; в середине XX столетия в Египте найден значительный фрагмент драмы "Следопыт". Наиболее популярные трагедии на сюжеты фиванского цикла мифов - "Царь Эдип", "Эдип в Колонне" и "Антигона". На протяжении сравнительно непродолжительного времени греческая трагедия испытала значительную эволюцию. Ее развитие происходило путем осложнения действа и расширения тематики. Эсхил ввел второго актера, что сделало диалог независимым от хора. Дальнейший шаг осуществил Софокл: в его трагедиях задействованы уже три актера, хотя доминирующим остался диалог двух действующих лиц.

 Введение трех актеров разрешило усилить контрасты: рядом со столкновеньем двух суровых антагонистических сил появился третий элемент - характер кроткий. Три актера стали играть несколько ролей, таким образом, действующих лиц становится больше, чем актеров. Второстепенные действующие лица (пастухи, слуги, рабы) также приобретают большое значение. В зависимости от роли изменялась одежда актера.

Вместо грима одевались маски. Один персонаж мог по ходу действа появляться в разных масках ( например, царь Эдип, что появляется в конце трагедии с выколотыми кровавыми глазами). Параллельно с осложнением событий происходило и осложнение характеров героев. Если у Эсхила характеры были "трагическими масками", что оставались неизменяемыми на протяжении всей трагедии, то у Софокла наблюдаются сложные психологические изменения.

В данном исследовании мы попробуем проследить через анализ структуры трагедии Софокла "Царь Эдип" за всесторонним изображением психологии и чувств человека творении. В прологе речь идет о страшном море, которое властвует в городе, от которого страдают все Фивы:

"Зачахли в почве молодые всходы,
Зачах и скот: и дети умирают... "

Эдип выступает как защитник города. Однажды он уже спас его от страшного сфинкса, и теперь все надеются только на то, что Эдип снова спасет город от смерти. От Креонта, брата жены, Эдип слышит волю Аполлона: "исцелить" город можно только ценой крови убийцы Лая - предыдущего царя Фив. Эдип обещает найти и подвергнуть наказанию убийцу:

"Союзника во мне вы обретете:
Я буду мстить за семью и бога,
Я не о ком-нибудь другом забочусь, -
Пятно снимаю с самого себя. "

В пародии хор обращается к богам, оплакивая судьбу города:
"Жертв по граду не исчислить.
Несхороненные трупы,
Смерти смрад распространяя,
Неоплаканные лежат. "

Основное внимание в произведении концентрируется вокруг действий и чувств людей. В начале третьего эпизода от Йокасты мы узнаем, что Эдип находится в подавленном состоянии: "Лишь тем вон внемлет, кто пророчит ужас. "Вместо всесильного царя и героя перед нами теперь живой человек, который боится и страдает. Появляется еще один персонаж - вестник, который якобы приносит плохую новость - о смерти Полиба страшное проклятие должно оставить Эдипа, а на самом деле становится носителем страшной вести - рассказывает о том, что Эдип не является сыном Полиба и Меропы, и слово в слово переповедает историю, которую раньше Эдип слышал от Йокасти - о грудном ребенок со связанными ножками, обреченном на смерть собственными родителями. Йокаста сразу понимает, кто на самом деле есть Эдип. Она малодушно уговаривает мужа не разыскивать пастуху- того, кто спас грудного ребенка от смерти и передал слуге Полиба. В третьем стасиме хора звучит только один вопрос: кто же родители Эдипа?

В четвертом эпизоде Эдип узнает от пастуха, что он - сын Лая и Йокасты. Мать собственноручно отдала свое дитя слуге, чтобы тот отнес его на скалу. Йокаста совершила страшный грех - обрекла родного ребенка насмерть. Итак, Эдип, таким образом, сын преступников: чудовища отца, которого за грехи боги прокляли быть убитым сыном, и матери, которая собственноручно отдала своего сына на злую смерть. Страшное пророчество Аполлона осуществилось - Эдип убил отца и вступил в брак с матерью. Грехи родителей страшным молотом упали на сына:

"Увы нет! Явным образом все идет к развязке.
О свет! Тебя в последний раз я вижу!
В проклятии рожден я, в браке проклят,
И мною кровь преступно пролилась! "

Эдип без нерешительностей берет на себя ответственность за свое проклятие. В четвертом стасиме хор из вершин власти и народной любви ввергает Эдипа в бездну позора:

"Поистине сказать я должен:
Ты одарил нас жизнью новой,
Ты мрак на очи нам навлек. "

В эксоде домочадец сообщает о страшном бедствии: повесилась Йокаста, Эдип выколол себе глаза наплечной застежкой Йокасты, будто подчеркивая, что горе и проклятие пришло от родителей. Сюжетный круг сузился к размерам петли, в которой повесилась мать. Эдип возникает перед нами в образе страдальца, который не только полностью ответственный за свое проклятие и за грехи родителей, а и сам избирает себе наказание. В трагедии Софокла возникает человек, который к последнему стремится сам избирать себе судьбу, судьбу, которой повиновались даже всесильные боги:

"Эдип. О, изгони меня скорей - туда,
Где бы не слыхал людского я привета.
Креонт. Так я и поступил бы, только раньше
Хочу спросить у бога, что нам делать. "
Эдип, в отличие от Креонта, не спрашивает воли богов, когда принимает решение стать изгнанником, как не спрашивал он и тогда, когда собственноручно ослепил себя. Сцена прощания с дочками сестрами - наиболее трогательная в трагедии. Перед нами нежный отец, чье сердце обливается кровью при мысли, что горькая судьба ждет его детей, ведь бремя позора ляжет и на их плечи. Сняв своего героя в состоянии изгнанника, проклятого богами и людьми, Софокл возвеличивает Эдипа к уровню Человека, который достойно несет свое бремя страданий, не ползая перед богами и судьбой.

Как видим, трагедия построена в виде спирали, которая постепенно суживает свои круги, концентрируясь вокруг главного героя, освобождая его от маски правителя и героя и раскрывая вместе с тем глубину человеческой души. Интересно, что в следующей трагедии о судьбе Эдипа " Эдип в Колонне" спиральные структурные круги трагедии постепенно начинают расширяться. В начале трагедии в центре рассказа - бедный слепой изгнанник вместе с дочерью Антигоной, которая идет путем страданий. Постепенно в панораму рассказа попадаются правитель Афин Тесей, от Эдипа зависят судьбы сынов Этеокла и Полиника, Креонт хочет силком забрать старца в Фивы, так как от присутствия Эдипа зависит покой города. В конце трагедии могила многострадального старца становится святым местом - оберегом славных Афин.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: