Стансы М.Ю. Лермонтова

  

Со стансами, как и с другими жанрами лирики, произошла в русской поэзии закономерная эволюция. Стансы писали до Пушкина (Сумароков), стансы писали одновременно с Пушкиным (Баратынский, Вяземский, Лермонтов), но именно пушкинские стансы стали эталоном жанра, и все последующие стансы отмечены их влиянием.

Но остановимся на стансах М.Ю. Лермонтова, который шесть раз обращался к этому жанру в самом начале творческого пути (1830-1831):

  • • «Стансы» («Взгляни, как мой спокоен взор...»)
  • • «Стансы» («Люблю, когда, борясь с душою...»)
  • • «Стансы» («Мгновенно, пробежав умом...»)
  • • «Стансы» («Мне любить до могилы творцом суждено!»)
  • • «Стансы» («Не могу на родине томиться...»)
  • • «Стансы к Д***» («Я не могу ни произнесть...»)

Все «Стансы» по настроению элегичны, им свойственна характерная лермонтовская разочарованность и тоска, вызванная любовным недугом. В «Стансах» («Мне любить до могилы творцом суждено!») наиболее красноречиво выражена губительная сила любви, которой поэт наделяет себя или, точнее, лирического героя:

  • Мне любить до могилы творцом суждено!
  • Но по воле того же творца
  • Все, что любит меня, то погибнуть должно
  • Иль, как я же страдать до конца.
  • Моя воля надеждам противна моим,
  • Я люблю и боюсь быть взаимно любим.

Роковая любовь - излюбленный мотив лирики Лермонтова, но в сравнении, например с балладой «Тамара», ракурс в «Стансах» другой: губит тот, кто любит, тогда как в балладе влюбленный сам жертва таинственных чар демонической красавицы. В «Стансах» лирический герой - будущий Арбенин из «Маскарада»,

  • В большинстве случаев авторская атрибуция жанра исходит из формального критерия - завершенность строф, когда мысли недостает плавности, последовательности, монолог поспешно обрывается. Более других соответствуют устоявшемуся представлению о жанре «Стансы» («Я не могу ни произнесть...»). Целостность строф подчеркнута нумерацией. Стихотворение состоит из девяти шестистрочных строф с рифмовкой:
  • abbacc.

Исследователями окончательно не установлено, кому посвящены «Стансы», но, вероятнее всего, обращены Е.П. Сушковой, чье домашнее имя Додо обозначено в посвящении. Отмечается, что в этих стансах выражено не только любовное томление, сколько восхищение, а отсюда более широкий диапазон идей:

  • Когда б миры у наших ног
  • Благословляли нашу волю,
  • Я эту царственную долю
  • Назвать бы счастьем не мог,
  • Ему страшны молвы сужденья,
  • Оно цветок уединенья.

В «Стансах» раздумья преобладают над переживаниями, которые и заставляют размышлять о тайнах сердца, о свободе, о гордости и унижениях, о мгновении счастья, которое дороже вечности, а весь комплекс идей и делает «Стансы» («Я не могу ни произнесть...») стансами. В сравнении с другими лермонтовскими стихами с тем же названием, это отличается большей сдержанностью чувств и сосредоточенностью мыслей.

Краткий пересказ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: